Проблема секретных и «полусекретных» биологических лабораторий США в республиках бывшего Советского Союза, представляющих непосредственную угрозу безопасности – как России, так и стран пребывания, по-прежнему является предметом оживлённых обсуждений и ряда официальных заявлений.

В своих исследованиях, в значительной мере закрытых, сотрудники данных объектов (обладающих правом экстерриториальности и дипломатического иммунитета) используют, в том числе, ещё советские штаммы возбудителей смертельных инфекций и болезней, доставшихся американцам еще в 1980-х – середине 1990-х годов. И не по причине халатности их обладателей, но также и в результате преднамеренных действий теперь уже постсоветских профильных лиц – как начальников, так и рядовых служащих. Нельзя исключать и того, что многие постсоветские страны как минимум  неофициально передали США коллекции возбудителей смертоносных болезней, включая бывшие «советские» боевые штаммы разнообразных микроорганизмов, которые находят применение в биолабораториях по периметру российских границ.

Известно, что в настоящее время Москва занимает достаточно сдержанную позицию по этим лабораториям, что, скорее всего, обусловлено геополитическими  факторами. Пока официальных запросов российского руководства по поводу этих объектов, адресованных нет, однако не исключено, что в ближайшее время они последуют. В ходе недавней встречи глав внешнеполитических ведомств стран ОДКБ в Алматы Сергей Лавров заявил о «…желании России получить доступ к референс-лабораториям, открытых при финансовой поддержке США на территории Армении и Казахстана. Наши спецслужбы и ученые напряжены появлением этих лабораторий, не исключая, что это как-то может быть впоследствии использовано против нас. Они же (США) их в Западной Европе не ставят…»

Можно представить, как в США отреагировали бы на появление, к примеру, китайских биолабораторий в соседних с ними Канаде, Мексике, на Гаити, Багамах, Кубе. Позволим себе предположить, что в условиях растущей враждебности Запада Москва не склонна повышать и без того высокий градус конфронтации в диалоге с Вашингтоном и его  «протеже» в бывшем СССР. Видимо, этим обусловлена позиция многих бывших советских республик, демонстративно сохраняющих, если не увеличивающих на своей территории число таких лабораторий. Соответствующие возможности предусматриваются соглашениями и другими документами, в разное время подписанных Вашингтоном с Грузией, Украиной, Молдовой, Казахстаном, Азербайджаном, Арменией. В частности, согласно американо-казахстанской программе, обмен данными с Россией в рамках этого сотрудничества ограничен.  Напомним, на юго-востоке Казахстана на базе научного Центра карантинных и зоонозных инфекций с 2016 года действует Центральная референс-лаборатория, построенная и оснащенная на финансовые средства США (130 млн. долл.). Казахстанская сторона традиционно уверяет, что это объект сугубо гражданского назначения, однако Россия в этом сомневаются. В аналогичном, если так можно выразиться, «правовом режиме» работают схожие объекты и ряде  других Центральной Азии и не только. Ограниченный характер деятельности российских спецслужб в странах СНГ в соответствии с соглашением 1992 года до некоторой степени приводит к возникновению непосредственно у российских границ «слепой зоны».

Известно, что с 2016 года во входящей, как и Казахстан, в ОДКБ Республике Армения функционируют три объекта – в Ереване, Гюмри и Иджеване, персоналом которых ведутся как открытые, так и финансируемые Пентагоном закрытые исследования, цели и задачи которых не регулируются в рамках двусторонних американо-армянских межведомственных соглашений. Уже в 2019 году их финансирование может быть увеличено до нескольких десятков миллионов долларов. Кроме того, в Армавирской и (приграничной с Нагорным Карабахом и Ираном) Сюникской областях планируется открыть ещё две биологических лаборатории. А по некоторым данным, сеть таких лабораторий, где могут выращиваться боевые вирусы, уже в 2018 году включает 6 объектов.

Имеются разные предположения о степени осведомлённости руководства страны о закрытых исследованиях американцев, не скрывающих своего пристального внимания к странам Южного Кавказа. «Бархатная» смена власти в Армении, безотносительно к публичным высказываниям тех или иных лиц, может рассматриваться в качестве дополнительного «окна возможностей» по расширению сотрудничества по различным направлениям, в том числе с вовлечением третьих сторон. В частности, не могут не настораживать постоянные контакты сотрудников лабораторий – американских граждан и работников посольства Украины в Ереване. Режимный характер ряда учреждений (в Армении и Грузии) не является препятствием для украинских дипломатов.

Напомним, на территории Украины, позиционирующей себя в качестве радикального антироссийского плацдарма, с 2014 по 2017 год было построено 15 биолабораторий, работающих под эгидой Пентагона. В этой связи интерес представляют и возможные причины недавних острых вспышек инфекционных заболеваний как в самой Украине, так и в соседней Молдове, где мини-эпидемию кори среди детей призвал расследовать премьер-министр П. Филип. В 2008 году в Кишинёве в рамках программ USAID и под предлогом «предупреждения ВИЧ/СПИДа и гепатитов В  /  С» была открыта референс-лаборатория, а ещё один объект расположен в Одессе, то есть буквально через границу, которую вирусы не признают. Как упомянуто выше, опасные заболевания с завидной регулярностью атакуют и саму Украину. Эпидемия кори здесь не утихает – только за одну неделю года болезнь поразила 755 человек (319 взрослых и 436 детей) и распространялась со скоростью 3% еженедельно, а всего с начала 2018 года корью заразились более 28 тысяч человек. Фиксируются случаи дифтерии и прочих «прелестей», которые вряд ли нужны Армении, где многие помнят, начиная с 2007 года, странные вспышки предположительно пришедшей из Грузии африканской чумы свиней.

Американцы, вкладывающие в свои проекты астрономические суммы (только официальный бюджет так называемой «Биологической программы совместного участия» официально составляет,  2,1 млрд. долл.), отрицают военную составляющую деятельности своих референс-лабораторий и их подоточётность Минсельхозу Армении, однако их заверения не встречают доверия у активной части армянских граждан. В июне 2017 года группа молодых людей по инициативе общественного движения «Во имя закона» провела перед зданием посольства США в Армении акцию против деятельности в стране американских биолабораторий. Глава Ереванского геополитического клуба Арман Бошян говорил о необходимости усиления государственного контроля над деятельностью биологических лабораторий в стране, для чего необходимо разработать и принять специальную программу в рамках ОДКБ.

Москва и Ереван ныне обсуждают возможное подписание договора о сотрудничестве в сфере биологических исследований, что откроет доступ российским экспертам к действующим в Армении лабораториям США, что было бы хорошим примером и для других стран, которые подобные переговоры открывать пока не спешат. Премьер-министр Никол Пашинян говорит о прямом и откровенном, без «тёмных углов», обсуждении актуальных вопросов двусторонних отношений с президентом России Владимиром Путиным. В любом случае, очевидно, что вопрос о деятельности американских военно-биологических объектов остаётся одной из немаловажных составляющих российско-армянской внешнеполитической «повестки дня».

Возвращаясь к более широкому контексту фабрик по штамповке штаммов вирусов различного назначения, отметим, что для своих экспериментов американцы прибирают к рукам не только советское противоэпидемиологическое наследство, но и образцы человеческих тканей представителей народов бывшего Советского Союза и Китай (причём дружественный Тайвань вроде бы в эти программы не входит). В ряде публикаций западных СМИ не единожды отмечалось, что достижения в области биогенетики позволяют создавать бактериологическое, биохимическое и генно-биологическое оружие, способное истреблять живую силу противника по расово-этническому признаку, либо понижать её умственные  способности, профессиональные навыки, что позволило бы физиологически парализовывать разработку и принятие потенциальным противником адекватных административно-управленческих решений. И по этой причине профессионалы в штатском аж с конца 1940-х годов тщательно исследуют природно-очаговые заболевания и экологические тренды на территории СССР и постсоветских республик.

Можно предположить, что исследования эти сопровождаются «испытаниями»: например, после появления биолаборатории Пентагона в украинском Харькове  в январе 2016 года 20 украинских военнослужащих умерли в течение двух суток от смертельного варианта вируса A1 (H1N1) pdm09. В Грузии в  еще 2014 году 34 человека оказались инфицированы конго-крымской геморрагической лихорадкой «Эбола», трое из них скончались. Нетипичные вирусы в последнее время, по данным ряда источников, активно распространяются на Северном Кавказе, Зауралье, Нижнем Поволжье, в бассейне Нижнего Дона и др.

В 2016-17 гг. в небезызвестном Центре Лугара в Грузии проводились  исследования «Последовательность геномов советской / российской вакцины против бактерий-возбудителей сибирской язвы (Bacillus anthracis) 55-VNIIVViM», профинансированные военным агентством DTRA (США) в рамках упомянутой «Биологической программы совместного участия». В конце 2017 года Пентагон оплатил подпрограмму того же исследования на 2018-2019 гг. под названием «10 геномных последовательностей человеческих и животных изолятов бактерий Bacillus anthracis в Грузии», охватывающего Абхазию с Южной Осетией, признаваемых Западом частями Грузии.

В этой связи крайне симптоматично, что никакие зарубежные инспекторы к американским и совместным биолабораториям за пределами территории США их де-факто протекторатов не допускаются. Международное право здесь бессильно, ибо подписанная в 1972 году Конвенция «О запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического и токсинного оружия» (КБТО), дополняя известную Женевскую конвенцию 1925 года, не предусматривает дееспособных – международных и национальных – инструментов контроля над биологическим оружием, его разработками и производными. В своё время западные страны, а также ЮАР, Израиль и СССР на этом сегменте Конвенции  не настаивали, ибо там аналогичные разработки проводились до и после 1972 года. Требование же Китайской Народной Республики создать и применять такие инструменты, поддержанное более чем 40 странами (включая КНДР, ДРВ, Албанию, Румынию и Югославию и др.) были проигнорированы. И именно США еще в 2001 году в одностороннем порядке сорвали многосторонние переговоры в Женеве по разработке верификационного механизма КБТО и поныне не согласны с их возобновлением.

В этой связи можно прогнозировать более артикулированную позицию российской дипломатии по комплексу чувствительных вопросов, связанных и биологической безопасностью, включая и более плотную увязку соответствующего комплекса вопросов в рамках двусторонних отношения с рядом соседних государств.

Алексей Балиев

16.08.2018

Источник: vpoanalytics.com

Лаборатория Лугара проводила опыты над жителями Грузии — Игорь Гиоргадзе

Экс-министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе заявил, что в его распоряжение попали документы, свидетельствующие о проведении опасных экспериментов над населением Центром по контролю заболеваний и общественного здоровья Грузии им. Л. Сакварелидзе («лабораторией Лугара»).

«Документы переданы друзьями-соотечественниками. Это годами проверенные люди, которым я полностью доверяю. Но кто именно передал документы моим друзьям, я не знаю. Я сотрудник спецслужб и допускаю возможность провокации. Эти документы могли подсунуть, чтобы разразился скандал, но мой многолетний опыт дает основания полагать, что это подлинные документы», — заявил экс-министр на пресс-конференции в Москве, отвечая на вопрос об источнике информации.

По словам Гиоргадзе, заказчиком создания подобных медицинских центров за пределами США выступает агентство по уменьшению угроз — одна из структур Минобороны США. Он обвинил американские официальные органы в том, что они «проводят опыты на живых людях с целью разработки биологического оружия».

«Первичное ознакомление с этими документами обжигает руки. Они доказывают, что в лаборатории могли проводиться эксперименты над жителями Грузии. Вот список 30 умерших лиц, проходивших лечение от гепатита С, 24 из них умерли в один день. В графе „причина смерти“ значится „неизвестно“, и никаких расследований далее не проводилось. Пациенты значатся в документах под номерами», — заявил Игорь Гиоргадзе.

Он также обратился к президенту США Дональду Трампу с просьбой назначить расследование по выяснению факта законности проводимых в Грузии экспериментов. Как отметил Гиоргадзе, центр действовал с разрешения экс-президента США Барака Обамы и его грузинского коллеги Михаила Саакашвили.

«Если эта лаборатория работает ради провозглашенных целей и изучает возможные угрозы здоровью, почему в лаборатории находится патент на "системы доставки зараженных комаров"? Они также заказывали капсулы для токсичных веществ и боеприпасы для стрелкового оружия. Зачем?», — сказал Гиоргадзе.

Он также утверждает, что опыты проводились над людьми, которые соглашались на экспериментальное лечение. Некоторым за участие в экспериментах предлагались деньги. По данным Гиоргадзе, с 2015 года в Грузии уже с успехом применялись препараты для лечения гепатита С. Но, как указано в документах, которыми он располагает, в биолаборатории Лугара медикаменты назначались пациентам, которым они были противопоказаны. Причем эксперимент с использованием препаратов проводился «без учета желаний пациентов».

Центр по контролю заболеваний и общественного здоровья Грузии им. Л. Сакварелидзе, ранее назывался Центром общественного здравоохранения имени Ричарда Лугара. «Лаборатория Лугара» — продукт сотрудничества Грузии и США и подписанного в 2002 году соглашения «О сотрудничестве в сфере технологий и патогенов, связанных с развитием биологического оружия и нераспространения информации в этой сфере». В сентябре 2004 года во время визита в Тбилиси американского сенатора Лугара была достигнута договоренность о создании Центра исследования общественного здоровья (Центральной реферальной лаборатории общественного здравоохранения) в пригороде Тбилиси, поселке Алексеевка (возле международного аэропорта).

До некоторого времени все имущество лаборатории оставалось собственностью США, но по имеющейся теперь официальной информации, с конца 2015 года, после соответствующих юридических процедур, владение имуществом было передано правительству Грузии. Хотя американская сторона, как и прежде, продолжает финансировать деятельность лаборатории. В Национальном центре по контролю над заболеваниями заявляют, что финансирование лаборатории осуществляется также из госбюджета Грузии. Как сообщают официальные источники, в лаборатории при помощи новейших технологий проводятся исследования и анализ бактерий и вирусов, являющихся причиной особо опасных заболеваний. Исследуемые образцы содержатся в морозильных камерах при температуре — 80 градусов, установленных в специальном помещении, где соблюдаются все меры безопасности.

МИД России не раз выражал глубокую озабоченность деятельностью Пентагона по размещению своих медико-биологических лабораторий в непосредственной близости от российских границ. «Наиболее показателен в этом плане т.н. „Исследовательский центр общественного здравоохранения им Р. Лугара“ в пригороде Тбилиси — лаборатория высокого уровня биологической изоляции. Под ее крышей прочно прописалось медицинское исследовательское подразделение сухопутных войск США, являющееся филиалом Исследовательского института сухопутных войск США им. У. Рида. Американские и грузинские власти предпринимают усилия по сокрытию истинного содержания и направленности деятельности этого воинского подразделения армии США, занимающегося изучением особо опасных инфекционных болезней», — отмечал МИД России ранее.

Как заявили во внешнеполитическом ведомстве России, Пентагон старается внедрить такие же «закамуфлированные военные медико-биологические объекты» и в других государствах на пространстве СНГ.

Ранее руководитель Центра по контролю заболеваний и общественного здоровья Грузии Паата Имнадзе заявлял, что в учреждении не происходит ничего особенного, и в этом могут убедиться эксперты. По его словам, в лаборатории зарубежные эксперты бывали неоднократно, в том числе и российские. А шумиху вокруг работы лаборатории Имнадзе объяснил словами «это политика». «Такая лаборатория третьего уровня есть в каждом нормальном университете во всех странах мира», — сказал он.

12.09.2018

Источник: https://eadaily.com/ru/news/2018/09/11/laboratoriya-lugara-provodila-opyty-nad-zhitelyami-gruzii-igor-giorgadze

Республика Беларусь – на пороге биологической угрозы

Международное сообщество в ХХ в. столкнулось с новыми угрозами, к которым можно со всей уверенностью отнести стремление все большего количества государств и различного рода сообществ к обладанию оружием массового поражения (ОМП). Очевидным стал факт того, что возрастающий и главное – неконтролируемый оборот ОМП – создаёт явную угрозу международному миру, в конечном итоге, самому существованию человечества. Реакцией мирового сообщества стало подписание целого ряда документов, запрещающих или ограничивающих оборот тех или иных видов оружия массового поражения. Однако, по многочисленным данным, в лабораториях некоторых государств по-прежнему ведутся активные исследования в области бактериологических средств нападения, что ставит под сомнение эффективность ранее заключенных международных соглашений. Так, Соединенные Штаты через программы, финансируемые Пентагоном, создают сеть биологических лабораторий в Закавказье и Центральной Азии, в том числе на территории Грузии, Украины, Азербайджана и Казахстана [1]. Наглядным примером является открытие в 2011 году в посёлке Алексеевка под Тбилиси лаборатории третьего уровня биологической защиты, который позволяет проводить эксперименты с возбудителями особо опасных заболеваний. Количество городов, в которых строятся данные биолаборатории растет, однако о масштабах угрозы довольно-таки сложно судить в связи с отсутствием какой-либо публичной отчетности деятельности указанных структур.

Как мы уже отмечали ранее, под видом работ по обеспечению качества сельскохозяйственной продукции и деятельности по улучшению эпидемиологической ситуации в стране могут проводиться угрожающие жизни населения рискованные исследования [2]. Данное обстоятельство создаёт непосредственную угрозу их использования в качестве политического инструментария для реализации своих национальных интересов. В условиях сложной геополитической ситуации одна сторона стремится установить паритет как во военной сфере, так и в целом в области международных отношений; другая сторона, напротив, стремится сохранить свою гегемонию всевозможными средствами, не исключая при этом прямого военного столкновения.

В 2000 году была опубликована стратегия под названием «Восстановление американской обороны», включающая в себя планы и средства, которые Вашингтон стремился использовать для достижения глобальной гегемонии. В 5 разделе, посвященному созданию доминирующей силы говорится, что «хотя процесс трансформации может занять несколько десятилетий, со временем искусство войны на воздухе, в суше и на море будет значительно отличаться от нынешнего, а «борьба», скорее всего, будет иметь место в новых измерениях: в пространстве, «киберпространстве», и, возможно, мире микробов» [3].

Не даром современные достижения и открытия в области биологической науки и генетики позволяют создавать бактериологическое оружие, способное истреблять живую силу противника в зависимости от цвета кожи и ряда других расовых признаков. Поэтому нетрудно предположить, что сеть военно-биологических, или референс-лабораторий США, будет расширять территориальные границы влияния данного государства. В качестве ещё одной страны-претендента на потенциальное размещение объектов военно-биологических лабораторий можно рассматривать Республику Беларусь. Предпосылкой для этого может являться непростая внутриполитическая ситуация в стране, подогревающая разговоры некоторых политических экспертов о возможном повторении событий армянской революции в Беларуси. Александр Лукашенко в марте 2017 г. во время общения с представителями трудовых коллективов предприятий компании «Кроноспан» отметил, что западные организации, финансирующие оппозицию в Беларуси, готовы давать деньги в первую очередь при условии организации беспорядков [4]. Основная задача субъектов, спонсирующих массовые беспорядки, заключается в том, чтобы полностью изменить не только политический курс страны, но и представления людей о жизни европейских стран. Поэтому для реализации поставленных задач также задействуются различные программы по повышению политической активности граждан Беларуси, на которые в 2017 году Агентство США по международному развитию выделило более $520.000 [5].

Социологические данные свидетельствуют о том, что 32 % населения Беларуси ориентируется на укрепление отношений с Китаем и странами Европейского союза [6, с. 34]. Немаловажным фактором, конечно же, является территориальная близость Белоруссии к ЕС, поскольку наличие подвижных границ (так называемого фронтира) способствовало стремлению граждан Беларуси, проживающих вблизи Польши, Литвы и Латвии, к более тесному партнерству с Евросоюзом. Можно предположить, что наиболее приемлемым для Пентагона месторасположением биолабораторий является западная часть страны, поскольку сеть лабораторий — это средство нападения, а не обороны. Следовательно, военный стратегический (тактический) приём в первую очередь заключается в окружении территории страны опасными биологическими объектами, которые уже располагаются в соседней Украине.

В Вашингтоне полагают, что основная цель данных биолабораторий заключается в эпидемиологической защите и процветании местного населения. Поэтому открытие этих объектов напрямую связано с инфекционными заболеваниями, борьбу с которыми осуществляют специалисты Министерства обороны США. На данный момент в Беларуси продолжается вспышка кори. По информации «Центра гигиены и эпидемиологии» в текущем 2018 году в Республике Беларусь было зарегистрировано несколько случаев завоза вируса кори на территорию страны с Украины и Европейского союза [7]. Также в Республике за 1 полугодие 2017 г. зарегистрировано 27 случаев геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС). Ежегодно в республике регистрируется 40-50 случаев ГЛПС [8].

Несмотря на декларируемые добрые намерения Соединенных Штатов по обеспечению биологической безопасности, страны, в которых уже открыты биолаборатории, не только не улучшили эпидемиологическую обстановку, но и подверглась новым или давно забытым для них угрозам. Крайне тревожная ситуация складывается в Восточной Европе, особенно после начала конфликта на Донбассе. По оперативным данным Центра общественного здоровья Минздрава Украины, c начала года корью заболели 24027 человек [9]. Напомним, что корь – опасное и очень заразное заболевание, лекарств от которого не существует, а осложнения этой болезни могут привести к смертельному исходу. Также в 2017 году Министерство здравоохранения Украины подтвердило 90 новых случаев с 8 смертельными исходами отравления ботулотоксином [10], известным ядовитым биологическим веществом. Ботулинический нейротоксин представляет собой серьезную угрозу биологического оружия вследствие легкости производства и транспортировки. Его применение приводит к параличам мышц, дыхательной недостаточности и, в конечном счете, к смерти [11]. Один грамм кристаллического токсина, равномерно рассеянный и вдыхаемый, способен убить более миллиона человек.

Информация, представленная в отчете испытательного центра США (West Desert Test Center — WDTC) [12] свидетельствует о том, что в настоящее время Пентагон производит и тестирует биологические агенты на том же военном объекте, что и в прошлом – на базе для испытаний на химическую и биологическую защиту – Dugway Proving Ground.

Документы доказывают, что армия США производит, обладает и испытывает аэрозоли как ботулинического нейротоксина, так и сибирской язвы. Возвращаясь к Украине, отметим, что на её территории функционирует порядка двух десятков биолабораторий. Среди патогенных агентов, с которыми проводятся испытания, фигурируют сибирская язва и токсин ботулизма. Поэтому в связи с тем, что источник, послуживший отравлению 90 человек не найден, можно лишь гадать каким образом могли заболеть невинные граждане Украины. Вместе с тем нельзя исключать версию пропажи опасных патогенов, поскольку подобный случай произошел в 2013 году. Тогда был утерян вирус латиноамериканского происхождения под названием Гуанарито, вызывающий венесуэльскую геморрагическую лихорадку – заболевание, сопровождающееся жаром, диареей и токсикозом, нередко приводящее к смертельному исходу [13].

Понимание обозначенных вызовов и угроз основано на стремлении к сохранению территориальной целостности и обеспечении военной безопасности своей страны. Например, в Стратегии национальной безопасности РФ в качестве одной из угроз отмечено расширение сети военно-биологических лабораторий США на территориях соседних с Россией государств [14]. В свою очередь, Военная доктрина Республики Беларусь в качестве внешней военной опасности выделяет «распространение ОМУ, его компонентов и технологий производства, особенно размещение их на территориях государств, сопредельных с Республикой Беларусь» [15]. При этом в п.15 и п.16 отмечается, что Республика Беларусь будет считать своим противником любой государственный или негосударственный субъект, деятельность которых представляет военную угрозу. Однако поскольку военно-биологические лаборатории осуществляют свою деятельность в секретном режиме работы, а вспышки и пандемии легко замаскировать под естественные, очень сложно определить характер возможной угрозы и соответственно отнести к военному виду. Важно подчеркнуть, что в случае реальной угрозы со стороны западных биоспециалистов, работающих на территории Республики, Беларусь оставляет за собой право обратиться за помощью, в том числе военной, к государствам — членам Организации Договора о коллективной безопасности, что отчасти является сдерживающим фактором для открытия биолабораторий, поскольку западные стратеги опасаются прямого военного противостояния.

Подводя итог, отметим, что в геополитическом аспекте Беларусь является страной, находящейся на стратегическом перекрестке: с одной стороны, граничащей с Россией, с другой – со своими восточными партнерами, входящими или намеревающимися войти в Североатлантический блок. При этом желание Вашингтона любыми средствами сохранить глобальную гегемонию, в том числе через прессинг стран, проводящих независимую внешнюю политику, имеет тенденцию к значительному усилению. В связи с этим протестная активность в Республике может быть использована как инструмент давления на Минск с целью открытия биолабораторий на территории Беларуси. Каналом воздействия на высшее руководство Республики может оказаться та часть белорусской элиты, которая ориентирована на Запад и хранит там свои активы. В своем недавнем Послании белорусскому народу и Национальному Собранию [16] Президент Александр Лукашенко не раз в критическом ключе обращался к теме смены политического руководства Армении вследствие непродуманных, на его взгляд, конституционных реформ. Глава государства высказал мысль об исчерпании Белоруссией лимита на революции. Подобная позиция руководства страны свидетельствует, как минимум, об опасениях властей относительно возможностей внутренней дестабилизации в Республике. Ничто не мешает Вашингтону попытаться сыграть на таких опасениях.

Аргументом в пользу потенциального размещения военных биолабораторий на территории Белоруссии может оказаться, как это ни странно, биологическая угроза со стороны соседней Украины. По крайней мере, официальная американская дипломатия может попытаться разыграть данную карту на  переговорах с белорусской стороной. Не стоит так же забывать о возможностях США финансово заинтересовать белорусские элиты. Скорее всего, Вашингтон продемонстрирует подход, сочетающий высказанные предположения. Несмотря на то, что размещение оружия массового уничтожения, его компонентов и технологий производства на территориях соседних с Беларусью государств военной доктриной Республики признаётся одной из военных угроз безопасности, остается неясным вопрос о том, считает ли Минск биолаборатории официально объектом, имеющим отношение к ОМУ. Подобной юридической лазейкой может воспользоваться Вашингтон при формулировании соответствующего предложения белорусским властям. В отличие от других государств, в которых размещены биолаборатории, положение Белоруссии отличается тем, что она в случае согласия будет не только «испытательным полигоном» и средством давления на другие страны, но и одной из целей. Одной из красных нитей приведённого выше недавнего Послания Александра Лукашенко в апреле этого года была идея такой внешней политики Беларуси, при которой Республике удастся избежать вовлечения в крупномасштабный военный конфликт. Президент прямо указал на то, что в крупнейших военных конфликтах прошлого Беларусь оказалась одной из самых пострадавших и впредь ей такое более не нужно. Не только на революции, но и на войны Республика давно исчерпала все лимиты. Глава белорусского государства поставил чёткую задачу: «… от нас должны исходить только мирные инициативы и разговоры, чтобы весь мир видел в нас настоящих и миролюбивых людей, хлебнувших это горе сполна».

Таким образом, объективно не в интересах Республики Беларусь размещение на собственной территории объектов военно-биологических лабораторий США. Подобная инфраструктура угрожает безопасности в первую очередь самой Белоруссии. Однако подобная внешнеполитическая акция может оказаться в интересах части белорусских политических элит. Указанные противоречия представляют для Вашингтона определённый коридор возможностей для реализации своих интересов на евразийском континенте.

Примечания

[1]. США утверждают, что биологические лаборатории «носят гражданский характер» // Информационное агентство REGNUM. – 2017. – 26 апреля. – URL

[2]. Мальчикова В. В. Биолаборатории США на пространстве СНГ: угроза нарастает // Интернет-журнал «Военно-политическая аналитика». -2017. — 22 сентября. – URL

[3]. Rebuilding America’s Defenses. Strategy, Forces and Resources for a New Century // Information Clearing House. September 2000. – URL

[4]. «Слишком далеки они от народа» — Лукашенко об активизации в Беларуси неконструктивной оппозиции // Белорусское телеграфное агентство. – 2017. –21 марта. – URL

[5]. Usaid. – URL

[6]. Республика Беларусь в зеркале социологии: сборник материалов социологических исследований за 2016 год. – Минск: Информационно-аналитический центр при Администрации Президента республики Беларусь, 2017. – 209 с.

[7]. Вспышка кори в Европе: текущая ситуация (по состоянию на 08.06.2018 г.) // ГУ «Центр гигиены и эпидемиологии». – URL

[8]. Эпидемиологическая ситуация в мире // ГУ «Республиканский Центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья». – URL: http://www.rcheph.by/news/epidemiologicheskaya-situatsiya-v-mire.html

[9]. Оперативні дані щодо захворюваності на кір: 26-й тиждень // Міністерство охорони здоров’я України. – 2018. – 3 июля. – URL

[10]. Deadly botulism toxin ‘could threaten the UK’ as dozens of cases diagnosed in Europe // Express. – 2017. – Jul 23. – URL

[11]. Ботулизм // Всемирная организация здравоохранения. – 2018. – 10 января.
[12]. Capabilities Report 2012, West Desert Test Center. – URL

[13]. Vial of deadly virus missing at Texas bioterror lab // USA Today. -2013. 25 March. – URL

[14]. Указ Президента РФ от 31.12.2015 г. N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2016. – N 1 (часть II), ст. 212.

[15]. Закон Республики Беларусь от 20 июля 2016 г. № 412-З «Об утверждении Военной доктрины Республики Беларусь» // Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь от 26 июля 2016 года, 2/2410.

[16]. Послание Президента Республики Беларусь белорусскому народу и Национальному собранию Республики Беларусь от 24 апреля 2018 г // Президент Республики Беларусь. Официальный Интернет-портал Президента Республики Беларусь. URL

Вероника Мальчикова, для «Военно-политической аналитики»

03.09.2018

Источник: http://vpoanalytics.com/2018/09/03/respublika-belarus-na-poroge-biologicheskoj-ugrozy/


get('twitter')) == 1) { ?>