Египетская радикальная исламистская организация «Аль-Гамаа аль-исламийя» была создана в 1975 г. в результате объединения автономных университетских религиозных ассоциаций – джамаатов (гамаат), возникших в начале 70-х гг. в противовес преобладавшему влиянию левых (марксистских и насеристских) группировок в студенческой среде. 

    Летом 1975 г. лидеры («эмиры») студенческих джамаатов – Салах Хашем (Асьютский университет), Абд аль-Монейм Абу-ль-Футтух (Каирский университет), Ибрахим аз-Заафарани (Александрийский университет), Сайид Абд ас-Саттар (университет «Айн Шамс»), Усама Абд аль-Азым («Аль-Азхар») и др. – договорились о создании единой структуры. Название организации – «Аль-Гамаа аль-исламийя» («Исламский джамаат») – ее создатели «заимствовали» у пакистанской партии «Джамаат-и ислами», основанной в 40-х гг. ХХ в. Абуль Ала Маудуди. Высшим руководящим органом «Аль-Гамаа» стал верховный «совещательный совет» (маджлис аш-шура), а верховным лидером, «эмиром эмиров» (амир аль-умара) был избран Салах Хашем.

    В 1975–1977 гг. в «Аль-Гамаа» влилось немало молодых активистов, сыгравших впоследствии заметную роль в ее истории: Карам Зухди, Нагех Ибрахим, Мухаммед Шауки аль-Исламбули, Хамди Абд ар-Рахман и др. В 1977 г. на посту лидера организации Салаха Хашема сменил энергичный Нагех Ибрахим, под руководством которого голос «Аль-Гамаа» стал слышен не только в студенческих городках, но и за пределами университетов.

    Основным направлением деятельности «Аль-Гамаа» была «исламизация» мировоззрения и образа жизни египетских студентов. Ее активисты проводили встречи с авторитетными мусульманскими проповедниками, организовывали исламские летние лагеря, настаивали на обязательном ношении девушками хиджаба – мусульманского платка. Большое значение придавалось ими борьбе против запрещенного шариатом «смешения полов»: «Аль-Гамаа» добивалась от администрации предоставления студенткам отдельных скамеек в аудиториях, нанимала для них специальные рейсовые автобусы и т.д.

    В середине 70-х гг. египетские власти благожелательно относились к деятельности «Аль-Гамаа»: режим президента Анвара Садата (1971–1981) видел в ней естественного союзника в борьбе с левыми в молодежной среде. Самым активным и последовательным покровителем организации считался верный соратник президента Мухаммед Осман Исмаил, назначенный в 1973 г. губернатором Асьюта. Он неоднократно встречался с местными лидерами «Аль-Гамаа», на протяжении нескольких лет поощрял эту организацию на «борьбу с коммунистами»[5]. Это сыграло не последнюю роль в укреплении ее позиций в центральных и южных районах Египта (Асьют, Асуан, Минья), где местным лидерам «Аль-Гамаа» удалось встать во главе студенческих союзов.

    Призывая к установлению в Египте шариатских законов в их ультраконсервативной, салафитской интерпретации (т. е. в духе «возвращения» к исламу времен «праведных предков – ас-салаф ас-салих), «Аль-Гамаа» соперничала в борьбе за умы и сердца египетской молодежи со старейшей исламистской организацией страны – «Братьями-мусульманами». Следует отметить, что в 1975–1976 гг. «Братья», которые при Садате только начинали возвращение на общественную и политическую арену Египта после тяжелейших репрессий, пережитых этой организацией при Насере, в своей деятельности среди студенчества использовали «вывеску» более популярной «Аль-Гамаа аль-исламийя». Правда, уже в 1977 г. «Братья» отказались от этой практики во избежание путаницы между ними и «Аль-Гамаа».

    Конец 70-х гг. был отмечен переходом египетских исламистских организаций в оппозицию к режиму. Главной причиной тому явились шаги Садата по примирению между Египтом и Израилем – поездка в http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Иерусалим (ноябрь 1977 г.), подписание кэмп-дэвидских соглашений (сентябрь 1978 г.) и заключение египетско-израильского мирного договора (март 1979 г.). Резкое неприятие этой политики, расцененной исламистами как «измена делу Палестины» и отказ Египта от долга «джихада», послужило фоном для радикализации «Аль-Гамаа». Если до сих пор в ее рядах сторонники насильственных методов борьбы за установление в стране шариатских законов были в меньшинстве, с конца 70-х гг. их влияние стало быстро усиливаться. Разногласия в отношении необходимости «силовых» методов привели к тому, что в 1979 г. «умеренные» (к ним принадлежало большинство лидеров студенческих союзов Нижнего Египта) влились в ряды «Братьев-мусульман», тогда как сохранившие верность «Аль-Гамаа» лидеры студенческих джамаатов Среднего и Верхнего Египта заняли радикальные позиции.

   К середине 1980 г. в «Аль-Гамаа» окончательно оформилось течение, выступавшее за насильственное установление в стране «исламского» общественно-политического строя. Лидером этого течения был Карам Зухди, которого поддержали такие активисты «Аль-Гамаа», как Нагех Ибрахим, Асем Абд ал-Магед, Усама Хафез, Исам Дирбала, Фуад ад-Давалиби, Талаат Фуад Касем, Хамди Абд ар-Рахман и др. Усилиями этой группы была создана боевая организация, члены которой обучались обращению с оружием.

    Наряду с резким неприятием государственного устройства и внешней политики правящего режима (особенно его курса на нормализацию отношений с Израилем), радикализм «Аль-Гамаа» выражался во враждебном отношении к египетским  христианам – коптам. По мнению «Аль-Гамаа», копты пользовались в стране слишком большой свободой, тогда как, согласно шариату, их права должны быть ограничены статусом ахль аз-зимма (находящихся под «покровительством» мусульманского государства). Коптов обвиняли во многих грехах, прежде всего в прозелитизме (к коему приравнивался сам факт открытого исповедания ими христианской веры) и «порче нравов» мусульман. Не случайно именно Верхний Египет, где концентрация коптского населения исторически была наиболее высокой, и где и в прошлом нередко происходили инциденты на религиозно-общинной почве, стал главной ареной экстремистской деятельности «Аль-Гамаа» и регионом активной вербовки ею новых членов.

    С 1980 г. нападения членов «Аль-Гамаа» и «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихада» (другой экстремистской организации, действовавшей преимущественно на севере Египта) на коптов приобрели черты целенаправленного террора. Идеологическим обоснованием этого террора служил тезис о поддержке коптами западных «крестоносцев» и их «агрессивности» по отношению к мусульманам. Некоторые антикоптские акции имели и более «приземленную» цель: пополнить финансовые средства радикальных организаций. Так, духовный лидер «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихада» Омар Абд ар-Рахман, слепой проповедник из Асьюта, в специальной фетве разрешил грабить коптские магазины для финансирования священной войны (правда, при условии доказанности оказания их владельцами помощи «врагам ислама»).

    В 1980 г. произошло несколько нападений боевиков «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихада» и «Аль-Гамаа» на коптские лавки в Александрии и Верхнем Египте (Асьюте и Наг-Хаммади). В частности, в Асьюте в результате нападения членов группировки Карама Зухди на ювелирный магазин погибло шесть человек, а на полученные средства группировка приобрела 6 винтовок. 15 пистолетов советского производства и 3000 патронов. 

    В середине 1981 г. на встрече между Карамом Зухди и Абд ас-Саламом Фарагом – одним из руководителей и ведущих идеологов «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихада» было принято решение об объединении двух организаций, которые, как решили их лидеры, удачно дополняли друг друга: «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихад» имел прочные позиции на Севере – в Нижнем Египте, а «Аль-Гамаа» действовала преимущественно на Юге. Идеологом объединенной организации стал Омар Абд ар-Рахман. Именно он осенью 1981 года издал фетву, разрешившую «пролить кровь неверного правителя» – президента Садата.

    Через два дня после убийства Садата, совершенного 6 октября 1981 г. на военном параде в Каире группой террористов (сторонников Фарага) во главе с лейтенантом Халедом аль-Исламбули, Карам Зухди решил провести самостоятельную военную акцию в Асьюте. Его боевики атаковали здание городского управления МВД, совершили серию дерзких нападений на полицейские участки. В ходе мятежа было убито более 80 офицеров и рядовых полицейских. Лишь ввод в Асьют армейских подразделений позволил очистить город от экстремистов, практически захвативших в нем власть.

    В 1982–1983 гг. в Египте прошел ряд судебных процессов по «делу об организации «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихад» (фигурантами которого являлись, наряду с представителями собственно «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихада», и активисты «Аль-Гамаа»), обвиненной в убийстве Садата и асьютских событиях. Некоторые из обвиняемых (в частности, Халед аль-Исламбули) были приговорены в смертной казни, другие – к различным срокам лишения свободы вплоть до пожизненного заключения. 

   В 1983 г., после упомянутых судебных процессов, «Аль-Гамаа» и «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихад» вновь разделились. Главной причиной раскола послужили разногласия по поводу мятежа в Асьюте, которые произошли по единоличной инициативе Карама Зухди. Споры зашли как по поводу целесообразности этой акции, так и по поводу ее дозволенности шариатом. Хотя в принципе «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихад» отличался от «Аль-Гамаа» большей склонностью к насильственным действиям, в данном случае его руководители осуждали акцию, предпринятую Карамом Зухди, как «слепую» атаку, приведшую к многочисленным жертвам. Абд ар-Рахман даже обязал участников асьютских событий поститься в течение 60 дней во искупление греха убийства по ошибке. Кроме того, лидеров «Аль-Гамаа» обвиняли в том, что они присвоили только себе право принятия решения в единой организации. Другой причиной раскола послужил спор о «верховном эмирстве» в организации. Лидеры «Аль-Гамаа» считали, что верховным руководителем должен был быть Омар Абд ар-Рахман (который сам называл себя «эмиром», но по многим свидетельствам, был лишь «муфтием» и «духовным отцом» организации), тогда как лидеры «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихада» читали более достойным этого поста Аббуда аз-Зумра – бывшего офицера службы безопасности, осужденного по делу об убийстве Садата. Одна сторона считала противоречащим шариату «эмирство слепого» (имарат ад-дарир), другая – «эмирство пленника» (имарат аль-асир), и прийти к согласию не удалось.

    С 1984 г., когда в рамках курса на либерализацию политической жизни, проводимого новым президентом Египта Хосни Мубараком, многие радикальные исламисты вышли из тюрем и лагерей, и до 1987 г. включительно «Аль-Гамаа» имела возможность вести в стране легальную «проповедническую» (пропагандистскую) деятельность, оставаясь при этом в непримиримой оппозиции к властям.

    К середине 80-х гг. значительная часть членов «Аль-Гамаа» выехала в Афганистан, где пополнила ряды «арабских афганцев», сражавшихся против советского контингента и кабульского режима. Выезд в Афганистан членов «Аль-Гамаа», как и членов организации «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихад», негласно поощрялся египетскими властями, которые таким образом решали двойную задачу: избавлялись от «беспокойных элементов» внутри страны и выполняли важную внешнеполитическую миссию – помогали США в развернутой ими на территории Афганистана «войне по доверенности» против СССР. Между тем сами члены «Аль-Гамаа» и «http://mishmar.info/plugins/content/img/link.png); background-position: 100% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">Джихада», которые составили «ядро» арабских моджахедов, рассматривали пребывание в Афганистане как приобретение боевого опыта для будущей борьбы с «безбожными» режимами на родине.

   Сотрудничая в Афганистане с Усамой бен Ладеном и созданной им организацией «Аль-Каида», «Аль-Гамаа аль-исламийя» сохраняла организационную самостоятельность. Она имела там собственный тренировочный лагерь («Аль-Хилафа») и издавала свой журнал («Аль-Мурабитун»).

   80-е годы стали периодом формирования идеологии «Аль-Гамаа аль-исламийя» как экстремистской организации, исповедовавшей смесь взглядов знаменитого радикального исламистского мыслителя Сайида Кутба и суннитских крайних традиционалистов – салафитов. Эта идеология нашла отражение в таких программных документах «Аль-Гамаа», как «Хартия исламского действия» (Мисак аль-амаль аль-ислами), «Неизбежность противостояния» (Хатмийят аль-муваджаха) и «Кто мы и чего мы хотим?» (Ман нахну ва маза нурид?). 

    Своими целями «Аль-Гамаа» провозглашала «подчинение людей их Господу» и установление «халифата, идущего по пути пророков» (аля нахдж ан-нубувва), а средствами достижения этих целей – проповедь, «повеление одобряемого и запрещение порицаемого» и джихад. При этом идеологи «Аль-Гамаа» подчеркивали, что джихад они понимают именно как вооруженную борьбу: «Сведение же джихада к мирным средствам, вроде книг и речей, научного и идейного воспитания уммы, конкуренция с политиками с их партиями и политическими методами, или же эмиграция – это трусость и малодушие. Мусульмане победят только силой оружия. Мусульмане должны участвовать в джихаде, сколь бы мало их ни было».

    Провозглашая своими врагами «несправедливых» (залимун), «Аль-Гамаа» не скрывала, что подразумевает под ними государственную власть, отказывающуюся от установления в стране шариатских законов: «Мы ведем джихад не только против тех, кто нападает на наши страны и захватывает наши земли, но и против тех, кто силой оружия и властью противодействует нашему призыву, мешает нам призывать людей к религии Аллаха. Потому что колониализм – враг дальний, а неверные правители – враг ближний, и сражаться с ними надо прежде, чем с врагом дальним».

   В 1987 г. в Египте были совершены покушения на жизнь бывших министров внутренних дел Хасану Абу-паши и Заки Бадра, а также журналиста Макрама Мухаммада Ахмада (как позже выяснилось, к ним были причастны не активисты «Аль-Гамаа», а боевики новой экстремистской группировки под названием «Спасшиеся от адского огня» (Ан-Наджун мин ан-нар). Власти ответили на них массовыми арестами членов «Аль-Гамаа», которые были подвергнуты в тюрьмах жестоким пыткам. Массовые репрессии сменились «адресными» операциями египетских спецслужб. Первой из них стала «ликвидация» пресс-секретаря «Аль-Гамаа» Аля Мухи ад-Дина, совершенная 2 августа 1990 г. сотрудниками органов безопасности (по этому поводу адвокат «Аль-Гамаа» Мунтасер аз-Зайят обратился с генпрокурору Египта с письмом, в котором обвинил в убийстве министра внутренних дел страны). 

 

   От рук боевиков «Аль-Гамаа» 12 октября 1990 г. погиб председатель египетского парламента Рифаат аль-Махгуб, 8 июня 1992 г. ими был убит светский писатель и общественный деятель Фараг Фода, последовательный противник исламистов. Резко усилился в 90-е годы террор против коптов в городах и деревнях Верхнего Египта, а также против иностранных туристов: нападения на них «Аль-Гамаа» оправдывала необходимостью борьбы с «порчей нравов», якобы исходившей от иностранцев; кроме того, целенаправленные удары по туристической индустрии должна была, по мысли лидеров организации, ослабить египетский режим. Колесо насилия завертелось: за терактами членов «Аль-Гамаа» следовали «ликвидации» и лидеров и активистов, ответами на которые служили новые покушения. К концу 1997 г. число жертв необъявленной войны превысило тысячу человек.

    Первую попытку положить конец этой войне предпринял в апреле 1996 г. адвокат Мунтасер аз-Зайят, призвавший «Аль-Гамаа» прекратить насилие. Тогда эту инициативу поддержал один лишь «эмир» Асуана Халед Ибрахим, но аз-Зайят продолжил свою миротворческую миссию, и 5 июля 1997 г. шесть «исторических лидеров» организации заявили о прекращении насилия. Этот шаг вызвал в организации раскол: «умеренные» главе с Мустафой Хамзой выступали за «прекращение огня», но на это не согласилось экстремистское крыло, которое возглавлял Абу Ясер Рифаи Ахмед Таха. По некоторым данным, именно его сторонники совершили 17 ноября 1997 г. нападение на иностранных туристов в Луксоре: в результате этой кровавой вылазки было убито более 60 человек – иностранцев (большинство из которых составляли швейцарские туристы) и египетских граждан. Сразу после инцидента аз-Зайят объявил о прекращении политической деятельности: бойня в Луксоре дискредитировала его инициативу по прекращению огня, объявленную всего четыре месяца назад. Но после того как 8 декабря 1997 г. «Аль-Гамаа» заявила о своей непричастности к теракту, а некоторые ее лидеры прямо его осудили, он отказался от своего решения.

   События в Луксоре стали последней крупной террористической акцией боевиков «Аль-Гамаа» в Египте. 24 марта 1999 г. организация «официально» заявила об «одностороннем прекращении огня» и окончательном отказе от вооруженной борьбы против режима на территории Египта и за его пределами.

   Отмежевалась «Аль-Гамаа» и от движения, возглавляемого Усамой бен Ладеном, с которым она поддерживала тесные связи более десяти лет. В феврале 1998 года Абу Ясер Рифаи Ахмед Таха от ее имени поставил свою подпись под фетвой основанного Бен Ладеном «Всемирного исламского фронта вооруженной борьбы против иудеев и крестоносцев», разрешившей убивать мирных американцев и евреев в любой стране мира, но уже в 1999 г. «Аль-Гамаа» объявила о выходе из «Фронта». Вскоре после терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне она их официально осудила, а 21 июня 2002 г. один из «исторических лидеров» организации, Карам Зухди, в интервью из тюремной камеры выступил с публичным осуждением Бен Ладена.

    Отказ «Аль-Гамаа» от вооруженных методов борьбы против египетского государства и размежевание с «Аль-Каидой» не означали, однако, ее отказа от моральной и финансовой поддержки некоторых «джихадистских» движений. В частности, по данным российских спецслужб, она была причастна к финансированию боевиков, действовавших против федеральных войск в Чечне. «Аль-Гамаа аль-исламийя» фигурирует в списке 15 радикальных исламистских организаций, в феврале 2003 года признанных террористическими Верховным судом РФ.

    Тем не менее, по крайней мере на уровне идеологического дискурса «Аль-Гамаа» в последние годы последовательно демонстрирует свою «умеренность». После заявления 1999 года о «прекращении огня» ее лидерами (в том числе остающимися за решеткой) было выпущено несколько книг в серии под названием «Выправление понятий» (Тасхих аль-мафахим). В этих книгах пересматриваются некоторые наиболее одиозные идеологические установки 80–90-х гг., признается «ошибкой» убийство Анвара Садата, павшего смертью «мученика», критикуются действия «Аль-Каиды».

    Когда в августе 2006 г. Айман аз-Завахири, ближайший помощник и заместитель Бен Ладена, заявил о присоединении к «Аль-Каиде» ряда лидеров «Аль-Гамаа», со стороны последней тут же последовало опровержении: аз-Завахири обвинили в стремлении выдать «желаемое за действительное».

     В последние годы «Аль-Гамаа аль-исламийя» находится под пристальным вниманием арабских печатных и электронных СМИ. Отмечая определенный поворот, произошедший в идеологии и деятельности этой организации с конца 90-х гг., многие наблюдатели высказывают мнение, что за ним стоит явное намерение «Аль-Гамаа» не только обрести легальный статус, но и вписаться в политическую жизнь Египта.

15.12.2010

А.В.КУДРЯВЦЕВ

http://mishmar.info/%C2%ABal-gamaa-al-islamiieya%C2%BB.-xroniki-islamskogo-terrora.html


get('twitter')) == 1) { ?>