Демократическая” революция в Египте стала катализатором процессов от размышлений по поводу которых еще пару лет назад экспертов в сфере борьбы с терроризмом бросало в холодный пот. Сбрасывание одного из “ближневосточных деспотов” - Хосни Мубарака буквально оживило монстров прошлого, о которых широкая публика уже не слышала пару десятилетий.

Активное участие в “демократической” революции “Братьев мусульман” несомненно мешало многим поверить в то, что Египет становится на либеральные рельсы. Заявления американских высокопоставленных представителей о “демократичности” и “секулярности” этой самой значимой радикальной группировки на Ближнем Востоке мало содействовали успокоению, но, на самом деле, как выясняется, “Братья” - это мелочь. Их легализация является прикрытием гораздо более неприятных вещей. 

Речь идет о пробуждении египетской “Аль-Джамаа аль-Исламия" (“Исламская Группа”- ИГ) - самой экстремистской из ближневосточных “крышевых” группировок, запрещенной не только во всем этом регионе, но и в ряде пост-советских государств, начиная, в первую очередь, с России. Она является “близнецом” вышеупомянутых “братьев”, но более злобным и кровавым, чем они. Первым знаком их пробуждения стало освобождение после революции из египетской тюрьмы двух боевиков “Исламского джихада”, одного из боевых ответвлений этой группировки, убивших предыдущего президента - Анвара Садата.

А в первых числах апреля Совет Шуры ИГ, не имея надобности больше прятаться от режима недемократичного Мубарака, избрал в Каире своего нового лидера. Им стал Абд Латиф аз-Зумар, 65-летний боец и стратег, вышедший из египетской тюрьмы лишь в феврале этого года.  Сидел он там за планирование убийства Садата, но власти страны пирамид держали его в зиндане не только за это. Тридцать с лишним лет назад этот бывший полковник египетской разведки сформулировал основные тезисы всемирного джихада, которые легли в основу создания  практически всей сети разноразмерных исламских боевых группировок.

В 1991 году, будучи за решеткой, аз-Зумар сформулировал идею объединения различных радикальных исламистских структур по всему миру, которыми ранее периодически пользовались супердержавы. Его целью стало создание международного джихадистского фронта против всех неверных, которые опрометчиво делились со своими ранее “ручными” исламистами оружием и навыками. Его ученики в в конце прошлого века готовили в Афганистане боевиков из Таджикистана и Узбекистана, а затем принимали участие джихаде на Кавказе. Именно из-за учеников аз-Зумара в 2001 году ФСБ объявила "Аль-Джамаа аль-Исламия"  одной из наиболее опасных для России группировок. Именно посредством ИГ в Чечню направлялись боевики, прошедшие особую подготовку в палестинском лагере беженцев Айн аль-Хильве на территории Ливана.

Знатно отличились в боях с русскими кяфирами двое близких последователей аз-Зумара - египтяне Мухаммад Исламбули и Мустафа Хамза. Подручные Мухаммада Исламбули, чей брат Халед был направлен аз-Зумаром на убийство Садата, подозреваются в организации в 2004 году серии терактов в России. Речь идет о подрывах двух пассажирских самолетов и взрыве у станции метро "Рижская" в Москве.

Мухаммада Исламбули не любят не только в России. Вместе с выходцем из Египта Айманом Аль-Зауахири он содействовал объединению ИГ с “Аль-Каэдой”, которое “ощутили” и в Боснии и в Афганистане и в Пакистане и в Сомали и в Кении... Но теперь из всех этих и других стран в Египет начали возвращаться около 3000 профессиональных воинов джихада. Как  утверждает один из египетских специалистов по  радикальному исламизму, адвокат Ибрагим Али, в начале апреля имена этих 3000 “спартанцев”, внезапно исчезли из “черных списков” египетских спецслужб. Так в начале апреля получил “добро” на прибытие в страну Саид Раджаб Мухаммед, член ИГ, который не был в Египте 20 лет, скитаясь по Арабским Эмиратам и Ирану. Разрешен въезд и Сиямасу Хуссейну, обвиненному в покушении на уже бывшего президента страны Хосни Мубарака в Аддис-Абебе. Ну и разумеется, возвращается на “демократизированную” родину сам Мухаммад Исламбули. 

Что же будут делать на родине покрытые шрамами герои битв с неверными? Сомневаюсь, что они организовано решили вернуться и, сложив оружие, стать спокойными дехканами, дабы развивать сельское хозяйство Египта. Работы-то непроворот - в соседней Ливии, например. Они теперь спокойно могут собраться где-нибудь в освобожденном от деспота Каире и обсудить, куда собственно можно податься, на каком фронте джихада сегодня выгоднее “комплексно” приложить все усилия.

Может стоит зажечь Алжир, так как он как-то слабо полыхает - не справляется видать “Аль-Каэда исламского Магриба" (Al-Qaida in the Islamic Maghreb - AQIM). А может стоит податься в Европу, под видом беженцев, чтобы, например, французы не особо лютовали против хиджабов? Или помочь братьям из ХАМАСа, которые в секторе Газа как-то не очень активно обстреливают Израиль ракетами? А может, стоит вернуться и на Северный Кавказ, благо там осталось много старых ратных друзей...

Куда бы не направили свои стопы тысячи опытных джихадистов, эффект от их деятельности будет гораздо более ощутим для всего мира именно после странной революции в Египте. Именно благодаря этой “демократизации” страны фараонов она превратилась в свободную зону для легального передвижения тех, о чьих скальпах мечтают годами десятки спецслужб по всей планете.

2011-05-04, Ефим Анбиливин

http://www.apn.ru/publications/article24109.htm


get('twitter')) == 1) { ?>