Нижеследующее исследование Марка Сейджмэна было впервые опубликовано под названием “Изучение террористических сетей” (Издательство Пенсильванского университета, 2004 год). В выборку, использованную в этом исследовании, вошли члены “Аль-Каиды” из стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Северной Африки и Европы. Марк Сейджмэн представил свои результаты на слушаниях в Национальной комиссии по расследованию причин и обстоятельств террористических атак на США (также известной как «Комиссия 9/11») и в настоящее время консультирует по вопросам терроризма различные государственные агентства.

Нынешняя волна террористических актов, совершаемых террористами-самоубийцами из “Аль-Каиды”, не поддается легкому объяснению. В результате появилось множество мифов, которые оказывают влияние на распространенные мнения об этой разновидности терроризма. Приведенные ниже высказывания основываются на биографических данных о более чем 400 террористах, связанных с “Аль-Каидой”, и ставят под сомнение общепринятую точку зрения.

Миф: терроризм происходит от бедности.

Реальность: подавляющее большинство террористов из данной выборки являются представителями твердо стоящего на ногах среднего класса, а их главари и вовсе происходят из обеспеченных слоев населения, занимающих высокое социальное положение. Это справедливо для большинства политических движений, включая террористические, и “Аль-Каида” не является исключением. Хотя “Аль-Каида” оправдывает свою деятельность утверждениями о том, что она якобы защищает интересы малоимущих братьев, ее связь с бедными является, по меньшей мере, неубедительной.

Миф: террористы — это наивные молодые люди.

Реальность: средний возраст тех, кто вступает в террористические организации, составляет примерно 26 лет. Это молодые взрослые мужчины, полностью ответственные за свои действия. Однако, возможно, вследствие растущей значимости Интернета, который апеллирует к более молодым людям, средний возраст террористов понижается. В Интернете они сталкиваются с мифами об “Аль-Каиде”, которые вдохновляют некоторых из них на совершение террористических актов от ее имени, хотя они никогда ранее не встречались с настоящими членами “Аль-Каиды” и не получали от них указаний. За последние два года средний возраст арестованных террористов, связанных с “Аль-Каидой”, снизился примерно до 22 лет.

Миф: медресе — исламистские школы-интернаты, проповедующие ненависть к Западу, - ведут “промывку мозгов” молодых мусульман, превращая их в террористов.

Реальность: только 13% террористов из моей выборки посещали медресе, и такая практика распространена в основном в Юго-Восточной Азии, где два директора медресе - Абдулла Сунгкар и Абу Бакар Баасийр — сформировали из своих лучших учащихся костяк террористической организации “Джамаа исламия” — индонезийского филиала “Аль-Каиды”. Это означает, что 87% террористов из выборки получили светское образование.

Миф: ислам делает молодых мусульман более радикальными, превращая их в террористов и экспортируя насилие из мусульманских стран на Запад.

Реальность: подавляющее большинство террористов “Аль-Каиды” из выборки происходят из семей, придерживающихся весьма умеренных религиозных взглядов или являются сторонниками совершенно секуляризованного мировоззрения. На самом деле 84% террористов превратились в радикальных исламистов уже на Западе, а не в странах своего происхождения. Большинство приехали на Запад для учебы и в тот момент не собирались становиться террористами. Еще 8% приходится на долю христиан, принявших ислам, которые не могли подвергнуться “промывке мозгов” в той культурной среде, в которой они находились.

Миф: террористы из “Аль-Каиды” плохо образованы и вступают в “Аль-Каиду” из невежества.

Реальность: примерно две трети террористов из выборки посещали колледж, что резко контрастирует с ситуацией в общинах их происхождения, где аналогичный показатель составляет менее 10%. Несмотря на свою образованность, эти люди мало знали о религии, однако многие изучали инженерное дело, что сделало их вдвойне опасными. Иными словами, благодаря своей относительной необразованности в религии, они стали особенно уязвимыми перед пропагандой радиального ислама, одновременно обладая навыками изготовления бомб.

Миф: террористы-самоубийцы из “Аль-Каиды” — это неженатые мужчины, не несущие семейных обязанностей.

Реальность: некоторые утверждают, что отсутствие у молодых мусульман-мужчин возможностей для удовлетворения своих сексуальных потребностей трансформирует их сексуальную фрустрацию в самоубийственный терроризм, поскольку они надеются, что на небесах им воздастся и, в частности, они получат доступ к пресловутым 72 девственницам. На самом деле три четверти террористов из “Аль-Каиды” женаты, а две трети из них имеют детей (и много детей!). Этот очевидный парадокс объясняется тем, что они хотят иметь много детей, чтобы они могли вести джихад, ведь они сами жертвуют собой ради своего дела и своих товарищей.

Миф: террористы из “Аль-Каиды” вступают в эту организацию из отчаяния, потому что не обладают профессиональными навыками, пользующимися спросом на рынке.

Реальность: примерно 60% террористов “Аль-Каиды” из выборки имеют профессиональную или полупрофессиональную подготовку. Однако такое положение дел меняется, поскольку новое поколение террористов становится моложе и, соответственно, обладает меньшими профессиональными навыками по сравнению с предыдущим поколением.

Миф: террористы из “Аль-Каиды” — обыкновенные уголовники.

Реальность: очень немногие террористы из “Аль-Каида” имеют уголовное прошлое. Ни один из 19 террористов, совершивших теракты 11 сентября 2001 года на территории США, не был уличен в совершении каких-либо преступлений в какой-либо стране. Однако такое положение дел меняется, особенно в Западной Европе, поскольку новобранцы “Аль-Каиды” являются представителями “отверженного” поколения, вынужденными совершать мелкие преступления или торговать наркотиками, чтобы свести концы с концами.

Миф: террористы из “Аль-Каиды”, особенно самоубийцы, являются просто безумцами или страдают психическими расстройствами.

Реальность: данная выборка характеризуется почти полным отсутствием психических расстройств. Это принципиальный момент, поскольку люди с психическими расстройствами обычно быстро “отсеиваются” из любой тайной организации по соображениям безопасности

Миф: террористов из “Аль-Каиды” вербуют харизматические лидеры, которые ведут охоту на одиноких, уязвимых жертв.

Реальность: вербовка в “Аль-Каиду” велась среди друзей и родственников террористов, а не силами специальных вербовщиков. Примерно две трети выборки дружили до того, как впервые задумались о вступлении в ту или иную террористическую организацию. Их умонастроение стало более “радикальным” в группе, и они коллективно решили вступить в “Аль-Каиду”. Лучшим примером в этом смысле является гамбургская группировка, которая руководила операцией 11 сентября 2001 года. Восемь друзей решили объединиться и вместе отправились в Афганистан двумя партиями. Те, кто входил в первую партию, позднее стали пилотами захваченных самолетов, а во вторую - членами группы поддержки. Девятый член группировки вступил в нее из родства. Их близкие родственники, отцы, братья или двоюродные братья уже являлись членами “Аль-Кайды”. Они просто “воссоединились” со своими семьями.

Марк СЕЙДЖМЭН, независимый эксперт по вопросам терроризма

Источник: e-journal


get('twitter')) == 1) { ?>