В истории, которую я хочу рассказать, законы бизнеса соблюдены в полном объеме.

Имеется Проект – группировка «Исламский Джихад», базирующаяся в Северном Вазиристане Пакистана и Афганистане. Для непосвященных: группировка «Исламский Джихад» в свое время выделилась из ИДУ, лидеры группировки и полевые командиры выходцы из Узбекистана.

У Проекта есть финансовые спонсоры, готовые бесконечно инвестировать в Проект столько денег, сколько необходимо для того, что бы убивали, убивали и еще раз убивали, но, конечно же, не в их странах.

У Проекта есть менеджеры, полевые командиры, имеющие колоссальный опыт борьбы с «неверными».

Но, существование Проекта под угрозой: нет притока молодых боевиков, некого сегодня готовить на многочисленных базах подготовки, в которые вбуханы немалые средства.

Тогда у Проекта появляется группа поддержки, раскручивающая машину интенсивной рекламной компании «Исламского Джихада», правда, во всех оттенках уже зеленого цвета. Используется при этом интернет возможности, в частности собственный сайт, благо денег спонсоры не жалеют.

В пропаганде, которую обычно используют промоторы при найме наемников всемирного джихада, с правдой не всегда все в порядке, но с «Исламским Джихадом» история отдельная – вранья слишком много.

Ложь об успехах «Исламского Джихада» совсем уж неприкрытая и рассчитана на абсолютно темную молодежь.

Итак, ложь первая.

Группа боевиков из 7 человек, прошедшая подготовку в лагерях «Исламского Джихада» в Северном Вазиристане в 2007 – 2008 годах, были направлены в Узбекистан для совершения терактов. В мае 2009 года боевикам удалось атаковать здание ГОВД Ханабада и взорвать его. На следующий день один из боевиков проник в здание СНБ в г. Андижане и стал шахидом, взорвав пояс смертника во время проходившего там совещания представителей правоохранительных органов совещания. Второй боевик в это же время стал шахидом в столовой РОВД г. Андижана.

Боевики, добравшиеся до своей базы в горах Хорасана, сообщили более чем о 50 погибших сотрудников правопорядка.

Такую откровенную ложь, даже не хочется комментировать.

Ложь вторая.

20 января 2011 года боевики «Исламского Джихада» атаковали правительственные войска Афганистана и антитеррористической коалиции. В результате огромное количество кяфиров было уничтожено.

По данным пресс службы коалиционных войск была попытка подрыва на пути следования колонны, несколько солдат были ранены. Косвенное доказательство этому – отсутствие отправленных на родину тел погибших.

Ложь третья.

В январе 2011 года боевики Движения Талибан, воющие совместно с группировкой «Исламский Джихад», не без помощи последних внедрили в ряды правительственных войск Афганистана своего лазутчика, который на территории французской военной базы уничтожил 3 кяфиров.

Попытка атаковать французских солдат на территории военной базы НАТО завершилась для лазутчика печально, он был убит одним из охранников базы. Французские солдаты тогда не пострадали.

Ложь четвертая.

Боевики группировки «Исламский Джихад», уничтожили американский вертолет вместе 6 десантниками, 8 сотрудниками американских спецслужб и экипажем.

Однако, в это время один из вертолетов американского контингента НАТО как раз успешно атаковал сильно поредевшие еще в 2009 – 2010 годах позиции «Исламского Джихада».

Кстати, модераторы сайта группировки «Исламский Джихад», вынуждены признать значительные потери среди боевиков и даже приводят в списках ставшими шахидами клички боевиков, выходцами из Узбекистана, Пакистана, Турции, России и Казахстана.

Не мог равнодушно читать призыв гражданки Великобритании (ну куда уж без нее) Уммы Рисос, которая вместе с мужем и детьми отправилась в лагеря «Исламского Джихада», на «хижрат». Призыв к верующим женщинам присоединиться к священной войне против неверных, отдать свою жизнь, жизни своих мужей и детей за «святое» дело.

Не мог читать равнодушно потому, что вспомнил несчастные глаза ташкентца Шохрух Буранова, 22 лет от роду, руководителя курсов минно-взрывного дела в лагере группировки «Исламского Джихада». В прошлом году мне представилась возможность побеседовать с Ш. Бурановым в здании уголовного суда Мирзо-Улугбекского района г. Ташкента.

Вообще история семьи Бурановых поучительна и, так, или иначе, ее судьбу можно трансформировать на многие семьи членов бандформирований, действующих во многих странах мира.

Родители трех братьев Бурановых закончили физико-математический факультет Государственного университета в Ташкенте. Во время учебы познакомились, поженились. Мать братьев, родом из Навои, после брака остается в столице и работает преподавателем математики в Институте Культуры. Муж преподает математику в одном из техникумов Ташкента. В 1998 году супруги разводятся, мать забирает детей и уезжает домой в Навои. Трудно сказать: на каком этапе Буранова попадает под влияние исламистского крыла женской ячейки «Хиз бут Тахрира», но это влияние было настолько велико, что не только отец ее детей - светский человек - вызвал ее ненависть, но и сыновей своих она собственноручно принесла на жертвенник шахидизма.

В 1999 году через Минеральные Воды она увозит двух старших сыновей: Фаруха и Сухайл в Чечню, где самый старший сын Фарух остается учиться у знаменитого Хаттаба, становится активным боевиком чеченского бандитского подполья. Живет с семьями террористов в лесах Чечни, совершенствует свои знания в исламском фундаментализме, позже с Сухайло перебирается в семейный лагерь боевиков на территорию Грузии. Успевает побывать в Турции, знакомится с крайними радикалами в Стамбуле и других городах. В конечном итоге Фарух был задержан спецслужбами Азербайджана в аэропорту Баку и экстрадирован в Ташкент, где за участие в кровавых террористических актах на территории Российской Федерации был приговорен к 15 годам тюремного заключения. Сухайл же через Иран перебирается в Пакистан, проходит обучение в лагерях Аль-Каиды и после активного участия в боевых операциях против коалиционных сил в Афганистане занимает одно из лидирующих положений в руководстве «Исламского Джихада».

Младший брат Шохрух воспитывался у тети, но, к сожалению, участи боевика радикального исламизма, уготовленной матерью, не избежал и нашел свое место под крылышком своего брата. Сухайл старался, как мог, уберечь младшего брата от активных боестолкновений. Но, отправленный в Исламабад Шахрух, для организации взрыва одного из посольств СНГ был арестован пакистанскими полицейскими.

Итог для младшего Буранова крайне печален - 22 лет в спец. зоне.

Сегодня организаторам PR компаний все сложнее привлекать молодых людей в лагеря подготовки боевиков группировки «Исламского Джихада».

Но борьба, которую ведут за молодежь пропагандисты всемирного джихада, не прекращается, ни на одну минуту, и роль журналистов в таком противостоянии не последняя.

Всем кто занимается проблемами борьбы с крайними формами проявления исламского фундаментализма, хорошо известна «истина», которой оперируют убежденные джихадисты. В любой беседе с оппонентами джихадист задает вопрос своему визави: «Вы любите жизнь?», «Да, конечно же…» - отвечает собеседник. «Так вот!» - продолжает крайний фундаменталист - «Мы тоже любим жизнь, только смерть мы любим больше чем жизнь!».

Это философия смертника как раковая опухоль разъедает сознание молодых людей, убивающих, ради смерти мифических врагов и самих себя тоже.

Но, когда матери приносят на алтарь смерти своих сыновей и дочерей, то это невозможно понять нормальному человеку. К сожалению, машина промывающая мозги, лишающая человека, качеств, присущих только Человеку жажде жизни, а не смерти, иногда работает с успехом. 

В. Михайлов

10 марта 2011 г.


get('twitter')) == 1) { ?>