О том, какой терроризм угрожает Казахстану, каким образом силовые органы противодействуют ему и насколько эти меры действенны с Quorum.kz делится директор по аналитике и консалтингу Института политических решений Рустам Бурнашев.

- Как вы охарактеризуете терроризм в Казахстане в свете последних событий в Атырау, Таразе? Именно эти два теракта власть официально признала терактами.

- В настоящее время ситуацию оценивать крайне сложно, потому что серьезно проработанных оперативных данных мы пока не имеем. Заявления официальных лиц, которые уже были озвучены, не позволяют сделать обоснованных выводов. Например, взрывы в Атырау связывают с деятельностью некой фантомной группировки, возникшей совершенно ниоткуда, – "Солдаты Халифата". Однако даже оценки официальных органов не позволяют уверенно говорить о том, является ли эта группа международной или она чисто казахстанская. Серьезных данных о ее связях, структурных элементах просто-напросто нет. Сколько я не пытался прояснить ситуацию у своих коллег, которые занимаются мониторингом и сбором справочной информации в области терроризма, но даже они не смогли предоставить точной информации по этой группе и ее участникам, которая была бы независимой и отличалась от тех крайне сжатых данных, которые приводят силовые структуры Казахстана. Поэтому дать какую-либо оценку на данный момент просто невозможно.

- Имеют ли эти два теракта связь?

- Пока я не вижу связи между этими событиями. Географически, по стилю, манере произошли совершенно разные акции. Хотя это не говорит о том, что в дальнейшем этой связи не будет обнаружено. Но на данном этапе ее зафиксировать сложно.

- На ваш взгляд, с чем связан всплеск террористической активности в Казахстане?

- Для оценки оснований всплеска террористической активности в Казахстане нужно иметь подтвержденные данные относительно того, что из себя представляют вовлеченные в процесс террористические группы или отдельные террористы. В данном случае, как правило, целесообразно выделять три направления:

- террористические акции, которые связаны с деятельностью тех или иных государств и проводятся с целью дестабилизации ситуации в стране, снижения ее инвестиционной привлекательности, изменения ее политики;

- акции определенных сетевых террористических групп, как правило, международного характера, призванные, помимо прочего, продемонстрировать свою активность;

- акции доморощенных, спонтанных террористических групп и лиц, вызванные процессами, происходящими внутри страны или персонально с данными людьми (например, потеря работы, недовольство деятельностью полицейских и так далее).

С чем столкнулся в данном случае Казахстан может показать только расследование.

- Сейчас многие упрекают правоохранительные органы Казахстана в том, что те якобы скрывают истинные причины терактов, поэтому предоставляют ненужную, отвлекающую информацию. Насколько открыты и достоверны официальные данные?

- Открытой информации в 100-процентном объеме и не будет, поскольку речь идет о системе обеспечения безопасности. Ведь полное раскрытие сведений, по сути, предполагает раскрытие их источников. А такие данные никто никогда предоставлять не будет ни в Казахстане, ни в Норвегии, ни в США. Поэтому говорить о более полной информации, чем мы имеем, крайне сложно, и я, честно говоря, сомневаюсь, что силовые структуры будут это делать из оперативных соображений.

С другой стороны, борьба с терроризмом – это еще и информационная борьба, и мы не можем делать тех или иных заявлений без каких-либо ограничений, тем самым поддерживая террористов в информационном плане. Информация, как правило, в таких случаях всегда дается очень сдержанно.

Да и вряд ли на данный момент силовые министерства имеют достоверную информацию, чтобы выйти и четко ее рассказать. То, что уже было озвучено, на мой взгляд, вполне достаточно и представлено в тех объемах, в которых имело бы смысл оглашать.

- А как вы вообще оцениваете силовую работу в Казахстане против всех потенциальных экстремистов и террористов?

- Я как внешний наблюдатель просто-напросто не могу знать всего объема оперативной работы, которая этими структурами проводится. Но, исходя из того, что мы о террористической опасности для нашего региона говорили еще с 1999 года, если не раньше, и, учитывая отсутствие серьезной плотности таких событий в Казахстане, то можно говорить, что эта работа ведется и ведется планомерно. Безусловно, полностью избавиться от сбоев, на 100% предостеречь государство и население станы от терроризма - просто физически невозможно.

- Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в РК Марат Шибутов в ходе публичной лекции в Институте политических решений говорил, что терроризм в Казахстане не развит, но его необходимо задушить в зародыше. Как вы считаете, если не принять соответствующих мер безопасности, насколько далеко могут зайти казахстанские террористы?

- С Маратом я готов согласиться, если речь идет о «доморощенных» террористах. Если в террористических акциях заинтересованы какие-то серьезные внешние силы, то вопрос о неразвитости вообще стоять не будет, так как технологии международных группировок хорошо отработаны и эффективно могут быть реализованы почти в любой точке мира. Таким образом, оценка зависит от того, о каких террористических группах мы говорим.

То как далеко террористы и террористические группы могут пойти, зависит от установок тех субъектов, которые являются заказчиками. Если речь идет просто о спонтанном проявлении недовольства, то видимо все останется на уровне, который был зафиксирован в ноябре. Если это – спланированная акция по дестабилизации ситуации в стране, то нельзя исключать таких ситуаций, которые происходили в первой половине 2000-х в России: с попытками захвата крупных объектов, массовыми заложниками и т.д. От этого, к сожалению, ни одна страна не гарантирована. И поскольку Казахстан является достаточно открытым государством, то и он может столкнуться с такими опасностями.

Беседовала Сауле Исабаева

15.11.2011

Источник: Quorum.kz


get('twitter')) == 1) { ?>