Не успел Евросоюз оправиться от арабских революций, иракского и украинского кризисов, как он сталкивается с новыми испытаниями. На этот раз баталии разворачиваются не в соседних регионах, а в самой Европе. В мае 2014 г. двое боевиков “Исламского государства” обстреливают израильский музей в Бельгии. В Германии растет движение “Pegida”, выступающее против исламизации страны. 9 декабря на улицы Дрездена выходят более 10 тыс. демонстрантов. 7 - 9 января 2015 г. три террориста нападают на редакцию сатирического журнала “Charlie Hebdo” и еврейский магазин в Париже. События во Франции разгоняют волну “антисламистских” настроений. Марши протеста готовятся в Австрии, Дании, Швеции, Норвегии, Испании и Швейцарии.

Вместо того, чтобы ослабить напряжение, отдельные группы еще больше его нагнетают. На своих последних демонстрациях сторонники AfD (партия Альтернатива для Германии) и Pegida использовали карикатуры на пророка Мухаммеда, те самые, которые спровоцировали агрессию братьев Куаши против французской редакции. Министр юстиции ФРГ Хайко Маас обвиняет «исламокритичные» движения в злоупотреблении событиями в Париже. Шеф МВД Томас де Мезьер сообщает, что карикатуры повышают угрозу новых терактов. Однако члены правительства бессильны перед фундаментальными правами человека. “Свобода слова” превращается в бесконтрольное оружие правых партий и журналистов.

Конфликты в Европе стимулируются не только внутренними, но и внешними факторами. В сентябре 2014 г. ЕС примкнул к коалиции, ведомой США против “Исламского Государства Ирака и Леванта” (ИГИЛ). Европейцы боялись, что террористы могут оказаться в Европе и поэтому решили бороться “со злом” на его территории. ЕС автоматически угодил в стан врагов ИГИЛ. 11 января на портале “BBC News” появилось видео с террористом, захватившим заложников в кошерном магазине Парижа. В нем Ахмеди Кулибали признает, что присягнул на верность “Исламскому государству”. Его соратники - братья Куаши, по информации New York Times от 8 января, связаны с йеменским отделением Аль-Каиды на Аравийском полуострове (АКАП). Эксперты из BBC отрицают координацию ИГИЛ и “Аль-Каиды” в подготовке парижских убийств. Хотя слова самих преступников, принадлежащих к двум организациям, говорят об обратном. В упомянутом интервью Кулибали сообщает: «Мы разделились на две команды ... чтобы повысить эффективность наших действий». Сомнения о союзничестве террористических групп рассеивают слова лидеров АКАП. 17 октября 2014 г. агенство “Reuters” опубликовало их комментарии в связи с бомбардировками позиций ИГИЛ: «Мы выступаем за наших братьев из ИГИЛ против этого международно крестового похода, и мы присоединяемся вместе с ними к вражде против этой кампании». Символично, что флаги двух организаций тоже идентичны.

Вмешательство европейских стран в конфликты на Ближнем Востоке превращает их в объект нападения террористов. Взрывы поездов в Мадриде 11 марта 2004 г. стали ответом “Аль-Каиды” на присоединение стран ЕС к операциям в Афганистане тремя годами ранее. Теракты, в которых погибло 191 человек, состоялись спустя 911 дней после 11 сентября 2001 г. Дата была выбрана не случайно. События в Париже последовали спустя три года после поддержанных ЕС арабских революций. Помогая мятежникам в Ливии и Сирии, Брюссель “взрастил почву” для усиления антизападно настроенных террористов. “Исламское государство” - это “детище” Арабской весны. Оно было рождено на фоне противостояния радикальных сил режиму Башара Асада. ЕС без разбора поддерживал все силы, нацеленные на свержение сирийского президента. В 2014 г., когда ИГИЛ превратился в полноценное государство, в Брюсселе поняли, что зашли слишком далеко с “демократизацией” Средиземноморья. Чтобы остановить дальнейшую “радикализацию” региона, ЕС начал вооружать курдов и шиитов в Ираке и Сирии. Отчасти это и привело к тому, что произошло в начале 2015 г. во Франции. О международных каузальностях терроризма внутри Европы говорит и глава МВД Германии. В докладе правительству Томас де Мезьер выделил «вмешательство во внутренние дела мусульман или исламских государств» среди главных факторов, «повышающих опасность».

“Арабская весна”, поддержанная Европейским Союзом, тянет за собой цепочку взаимозависимостей. И трагедии во Франции — не последнее звено в этой цепи. Перемены, как во внутренней политике ЕС, так и во внешней, неизбежны. Министры внутренних дел уже заявили об усилении контртеррористических мер. Не исключается возобновление контроля внутренних границ, упраздненных Шенгенским соглашением. Хотя во внешней политике царит тишина, изменения в ней могут быть более революционными. “Неоспоримые доказательства” о причастности ИГИЛ и “Аль-Каиды” к убийству французов станет“пощечиной” по лицу Европейского Союза. Одновременно это будет для него “пригласительным билетом” на иракско-сирийский театр военных действий. До сих пор ЕС отвергал идею военных интервенций. Однако с каждым терактом в Старом Свете вероятность военного вмешательства на Ближнем Востоке будет расти. Террористические акты провоцируют ЕС на проведение военной операции, наподобие американской “Несокрушимой свободы”.

Камран Гасанов

16.01.2015

Источник: ИА REX

Ссылка: http://www.iarex.ru/articles/51408.html


get('twitter')) == 1) { ?>