Несмотря на то, что международная террористическая организация Исламское Государство продолжает нести потери на территории Сирии и Ирака, эмиссары ИГ продолжают наращивать агитацию в странах Центральной Азии.

Позиции Исламского Государства в Сирии и Ираке очень сильно ослабли за последние 6 лет (если считать с момента ввода в Сирию войск антитеррористической коалиции под руководством США), тем не менее, его деятельность полностью не остановлена, тем более это не относится к игиловской пропаганде.

ИГ продолжает набирать в свои ряды добровольцев, в том числе из стран Центральной Азии. Катализатором процесса становится ухудшение общего состояния экономики и постепенная маргинализация общества в центральноазиатских республиках, отчасти этим процессам способствовала пандемия нового коронавируса. Альтернатива в виде присоединения к радикальному исламскому течению привлекает не только тех, кто ищет боевого опыта, но все больше тех, кто видит в укладе ИГ благочестивую и целеустремлённую позицию на жизнь.

Естественно, это сложная проблема, требующая комплексного решения со стороны правительств стран Центральной Азии: пересмотра дискриминационных законов и общих положений внутренней политики, ускоренной реализации программ по работе с населением, как с мужчинами, так и с женщинами, а также созданию рабочих мест для молодежи, находящейся в неблагоприятном положении. Не помешает процессу и улучшение координации между службами безопасности всех пяти республик.

В настоящее время экономика региона находится не в самом лучшем состоянии, страны не в состоянии предоставлять качественные социальные услуги, особенно в сельской местности. Службы безопасности порой не получают достаточного финансирования, не имеют соответствующей подготовки и склонны прибегать к жестким методам, чтобы компенсировать недостаток ресурсов и навыков. От сюда вытекает невозможность справиться с такой сложной задачей, как радикальный ислам. Зачастую для решения проблем радикализации населения власти прибегают к довольно репрессивным мерам и ужесточению законодательства. Как показывает практика, эти мер лишь незначительно исправили ситуацию. В то время как стоит уделить больше внимания вопросу религиозной грамотности населения, вопросу его благосостояния.

Вербовка в экстремистские организации происходит в мечетях и молельных комнатах по всему региону. Критическую роль в процессе поиска и вербовки сочувствующих экстремистам играет Интернет и социальные сети. Именно через глобальную сеть игиловцы получают доступ к широкой аудитории, входят в доверие и переманивают на свою сторону. Радикализация женщин часто является ответом на отсутствие социальных, религиозных, экономических и политических возможностей, предоставляемых им в Центральной Азии.

Как ни странно, наибольшие группы выходцев из Центральной Азии в ИГ составляют узбеки и таджики, но найдутся в рядах экстремистов и киргизы, казахи, туркмены. И все же единого профиля сторонника ИГ не существует, однако есть важное связующее обстоятельство – это усталость от социальных и политических обстоятельств.

Актуальной проблемой для региона остается вопрос реабилитации вернувшихся на родину граждан, ранее воевавших на стороне ИГ. В случае возвращения значительной части тех, кто ранее числился в рядах ИГ обратно в Центральную Азию, поставит под угрозу безопасность и стабильность во всем регионе.

Проблемой радикализации Центральной Азии сильно озабочены страны имеющие непосредственные границы с регионом, а именно Китай и Россия, приграничные регионы которых также входят в зону интересов лидеров ИГ, будь то республики Северного Кавказа или жители Синьцзян-Уйгурского автономного района. В меньшей степени в процесс вовлечены ЕС и США. Тем не менее, если пять центральноазиатских правительств не разработают надежный, скоординированный план противодействия, включающий не только улучшение мер безопасности, но и социальные, политические и экономические реформы, растущий радикализм в конечном итоге будет представлять серьезную угрозу для их стабильности.

26.01.2021

Источник: polit-asia.kz


get('twitter')) == 1) { ?>