Крайне правые партии могут стать одними из самых крупных выгодоприобретателей разворачивающегося в Европе миграционного кризиса. Такие экспертные оценки появись в западной прессе. Другие наблюдатели полагают, что существенных политических очков ультранационалистам набрать не удастся, так как их аргументы и лозунги будут подхвачены умеренно консервативными партиями.

Как отметил в интервью New York Times (NYT) научный сотрудник Института международных отношений Финляндии Майкл Халцел, наибольшую пользу из нынешней ситуации в Европе могут извлечь правые ультранационалисты

Он обратил внимание на положение в Германии и Австрии, которые согласились принять тысячи мигрантов, а также в Швеции, с давних пор считающейся самой открытой для просителей убежища европейской страной.

Так, в Швеции антииммиграционная евроскептическая партия «Шведские демократы» (ШД) в данный момент, согласно опросу общественного мнения, опережает две ведущие политические силы – правящую Социал-демократическую рабочую партию Швеции и Умеренную коалиционную партию – с рейтингом 25,2%. И это при том, что на сентябрьских выборах год назад ШД уже набрали рекордные 12,9% голосов. «Для нас это огромный прорыв, – заявил представитель ШД Томми Нилссон. – Слишком много мигрантов, слишком много попрошаек из Восточной Европы. Люди начинают осознавать, что это серьезная проблема для Швеции».

В ФРГ в этом году произошло свыше 200 поджогов мест размещения просителей убежища. Не исключено, что недовольство населения выплескивается в подобные инциденты и открытые столкновения неонацистов с полицией в силу отсутствия в стране внятного крайне правого политического поля: набиравшая силу националистическая партия «Альтернатива для Германии» раскололась, а антииммигрантские марши сошли на нет, так как ослабели стоящие за ними движения.

В Австрии же все наоборот: поджоги случаются редко, но крайне правая Австрийская партия свободы набрала много очков в последние месяцы, и на выборах городского и окружных советов Вены 11 октября угрожает обойти правящую Социал-демократическую партию Австрии, сделав ставку на малообеспеченные слои населения, где сильна антимусульманская риторика.

Похожие процессы идут в других странах ЕС, пока не столь широко распахнувших объятия просителям убежища. Во Франции миграционным кризисом пользуется лидер крайне правого «Народного фронта» (НФ) Марин Ле Пен, которая с помощью скандальных заявлений крепит свою электоральную базу. «ФРГ стремится не только управлять нашей экономикой, она хочет заставить нас принять сотни тысяч просителей убежища, – предупредила она на съезде НФ в Марселе. – Вероятно, Германия задумалась о своих мрачных демографических показателях и пытается вновь снизить зарплаты и продолжить вербовать рабов благодаря массовой миграции». По мнению лидера НФ, европейские политики бесстыдно эксплуатируют истории и образы погибших мигрантов, чтобы надавить на жалость граждан и заставить их смириться с ситуацией.

Под давлением крайне правых находится и премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. В страну в прошлом году въехали 330 тыс. мигрантов, и крайне правая Партия независимости Соединенного Королевства требует снизить этот показатель или выйти из ЕС. Миграционный кризис льет воду на мельницу тех, кто призывает британцев сказать «нет» ЕС на референдуме, который предположительно пройдет будущей осенью.

Первый аргумент крайне правых заключается в том, что в потоке переселенцев есть не только реальные просители убежища из Сирии и Ирака, но и экономические мигранты из Пакистана и Бангладеш. Второй связан с ростом террористической угрозы ввиду активности группировки «Исламское государство». Но главное, говорят евроскептики, готовность Старого Света принять мигрантов мотивирует тысячи людей решиться отправиться в рискованное путешествие.

Вместе с тем наблюдатели обращают внимание на то, что эти же аргументы все чаще используют умеренно консервативные партии. «Следует ждать не усиления радикально-националистических партий, а смещения их лозунгов и конкретных предложений к умеренным партиям, – считает руководитель Центра партийно-политических исследований Института Европы РАН Владимир Швейцер. – Партии консервативного лагеря – в том числе те, что находятся у власти, но преимущественно оппозиционные – будут переживать процесс радикализации своих лозунгов и реальной политики в отношении мигрантов, вступая в борьбу между собой за пальму первенства в этом вопросе. Например, совершенно очевидно, что во Франции главная оппозиционная партия «Республиканцы» Николя Саркози возьмет на вооружение более жесткий подход к миграционной проблеме. В ФРГ это будет коалиционный «Христианско-социальный союз» (ХСС), в Австрии, возможно, – Австрийская народная партия, также коалиционная».

Слова эксперта находят подтверждение. Так, ХСС открыто раскритиковал решение канцлера ФРГ Ангелы Меркель принять десятки тысяч мигрантов из Венгрии и Австрии. «Это посылает ложный сигнал отдельным странам», – уверена руководитель группы ХСС в бундестаге Герда Хассельфельдт. Партия приветствовала намерение правительства сократить денежные пособия беженцам как победу своего более жесткого курса. «В будущем будет меньше стимулов для необоснованных прошений убежища», – порадовался генеральный секретарь ХСС Андреас Шойер.

Швейцер в беседе с «НГ» не исключил, что упор умеренных партий на террористической угрозе и проблемах безопасности выльется в определенные законы и политические меры, ограничивающие и упорядочивающие въезд мигрантов в страну. По его словам, по такому пути уже идет Кэмерон. Пообещав принять до 20 тыс. сирийских беженцев в течение пяти лет, британский премьер сделал упор на том, что это будут именно люди, уже получившие политическое убежище в ЕС и въезжающие туда законно, а не сомнительного происхождения нелегалы, штурмом берущие границы. Между тем, как сообщает NYT, в Дании правительство Либеральной партии в понедельник распространило в четырех ливанских газетах объявления, предупреждающие потенциальных беженцев о том, что им стоит умерить аппетиты, поскольку кабинет ужесточил миграционное законодательство и урезал социальные выплаты на 50%.

Дарья Франц

09.09.2015

Источник: НГ


get('twitter')) == 1) { ?>