«Пока ожидать ускоренной интеграции Центральной Азии в турецкие проекты невозможно. Но Турция готова ждать», - заявил старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, доцент Дипломатической академии МИД России, автор учебников турецкого языка и русско-турецких разговорников Владимир Аватков в интервью StanRadar.com.

- Как Турция пытается усилить свое влияние в Центральной Азии?

- Турция ведет очень активную политику по интеграции государств региона в единое тюркоязычное пространство под названием «тюркский мир». Создает интеграционные поля в области культуры и науки, например, Тюркской академии наук, Фонда Юнуса Эмре, турецких учебных заведений. Также многое делается в других сферах. Турция пытается создать хаб, который связывал бы север с югом, север с востоком. Через Кавказ эта сеть должна распространиться на Центральную Азию.

Анкара также пытается стать гарантом безопасности тюркских государств, именно на это направлены ее усилия, идет активной диалог по линии министерств обороны и специальных служб. В Азербайджане уже контролируется значительная часть армейского корпуса и служб безопасности. Этот успех Турция планирует развивать дальше, продвигаясь в Центральную Азию.

Непринципиально, как новые конфликтные линии будут порождены. Турция не боится бросать вызов даже Соединенным Штатам, хотя делает это зачастую робко, только в отдельных полях, пытаясь показать свою лояльность им в других, например, демонстрируя готовность подрывать российское влияние на постсоветском пространстве.

- С чем связан турецкий курс на экспансию?

- У власти в стране находятся две партии консервативная «Справедливость и развитие» и националистические движения, представляющие пантюркизм, для них страна – центр «тюркского мира», на который должны ориентироваться все государства и даже регионы других государств.

Поэтому нужны показные красивые шаги по интеграции консервативного электората, такие как превращение Святой Софии в мечеть и конфронтация с Францией.

Это также продолжение давней политики. Турецкое влияние в Центральной Азии возрастало с 1990-х годов, но наталкивалась на существенную многовекторность и уверенность постсоветских элит в себе.

Турция стремится продвигать свои лоббистские группы, которые готовились в течение 30 лет. С экспансией в регионе возникли существенные проблемы из-за влияния Гюлена, с которым ранее были дружественные отношения, но в остальном у Турции здесь большой потенциал.

 - Насколько вероятен успех турецкой политики?

- Одним из факторов, препятствующих ускоренной интеграции с Турцией, является воля населения этих стран, неготового отказаться от корней и принимать идею, что все тюрки – это турки. Не узбеки или казахи, а узбекские или казахские турки.

Вопросы вызывает план по созданию единого языка на основе турецкого. Другой фактор – это старые властные элиты, например, незримое присутствие Нурсултана Назарбаева в Казахстане, который не хочет подчиняться Турции.

Поэтому пока ожидать ускоренной интеграции Центральной Азии в турецкие проекты невозможно. Но Турция готова ждать. Ждать столько, сколько потребуется…, и это дает свои результаты.

Так было с проектом единого языка. Когда пытались создать единый турецкий алфавит в 1990-е, возникли проблемы из-за того, что казахский алфавит был на кириллице, а турецкий – на латинице. Но после перехода Казахстана на латиницу Турция снова может вернуться к языковому проекту.

01.12.2020

Источник: StanRadar.com.


get('twitter')) == 1) { ?>