С первого дня наступившего года Евразийский экономический союз с участием России, Казахстана, Белоруссии и Армении стал полноценным субъектом международного права – соответствующий договор между странами-участницами вступил в силу.

Возможно, что уже в мае к союзу присоединится и Киргизия. Многие эксперты пророчат ЕАЭС быстрый крах. Но, если верить социологическим опросам, проведенным в странах-участницах, создание нового объединении на постсоветском пространстве большинство населения приветствует, хотя и не вполне понимает, что оно сулит простому смертному.

Не вдаваясь в специфические экономические детали, отметим, что ЕАЭС основан на принципах единого рынка товаров, услуг, капиталов и рабочей силы. От функционирования союза выиграет, прежде всего, мобильное трудоспособное население России, Казахстана, Белоруссии и Армении, поскольку в ареале действия ЕАЭС оно сможет работать на равных условиях, позабыв такое понятие, как "нерезидент", подразумевающее массу препонов для легальной работы, к примеру, гражданина Армении в России.

То есть, работодателям для найма иностранцев из государств ЕАЭС не придется добиваться пресловутых квот и оформлять массу документов. Кроме того, налоги с физических лиц на территории ЕАЭС будут выплачиваться по внутренней резидентской ставке.

И, что крайне важно, на территории ЕАЭС действует доступ к гарантированной государством бесплатной медицине и к социальному обеспечению. Это означает, что лица, приехавшие, например, из Белоруссии в Россию, получат такую же медицинскую помощь, как и россияне. Аналогично россияне "не пропадут" ни в Белоруссии, ни в Казахстане, ни в Армении. Равные права всех жителей ЕАЭС распространяются также на получение мест в детских садах, на учебу в школах, вузах и т.д.

Но пока нет договоренности по единой пенсионной ставке, поскольку во всех государствах ЕАЭС она разная. Однако в какой бы из стран ни работал трудовой мигрант, стаж, заработанный в любой стране союза, ему засчитывается. Такая мера, во-первых, позволит решить вопрос дефицита кадров и снять проблему получения гражданства в новой стране проживания. Отметим также, что в ареале ЕАЭС упраздняется таможенный контроль – сохраняется только паспортный.

Что же касается бизнеса, если говорить коротко, нерезиденты должны перестать мучаться с регистрацией своих компаний, но налоговая политика останется в компетенции национальных норм и законов. Таким образом, бизнес, как задумано, без помех будет работать там, где налоги для него более приемлемые.

При этом не вполне понятно, будет ли в ЕАЭС когда-нибудь введена единая валюта, да и вообще нужна ли она в условиях резкого падения курса российского рубля и цен на нефть и полной туманности перспектив на финансовом рынке.

В Казахстане ситуация тоже далека от идеальной, то есть она близка к девальвации национальной валюты тенге. Правда, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев призвал население не волноваться, даже если цена за баррель нефти рухнет до 40 долларов, поскольку страна располагает резервами, сдерживающими ухудшение уровня жизни населения. Справедливости ради отметим, что после заверений президента ожидания девальвации в Казахстане резко снизились. И вообще, по данным агентства "Новости – Казахстан", к началу 2015 года финансовые власти этой страны подготовят пакет мер по дедолларизации экономики. Правда, не вполне ясно, к чему, в итоге, может привести такая мера. 

Что же касается Белоруссии, она, скорее всего, не остается в проигрыше – Лукашенко "держит нос по ветру", а население Белоруссии пока менее других страдает от политической и социальной нестабильности, охватившей почти все бывшие советские республики.

Армения же, несмотря на вопли радикальной оппозиции, что "день похорон" России и ЕАЭС практически уже назначен, должна в вовсе "кланяться в ножки" новому союзу и молиться во здравие его во веки веков. Потому как в ответ на стенания армянских радикалов о тяжести бытия под гнетом "имперской России", а теперь и "ейной" ЕАЭС, РФ покупает у Армении более 70 процентов произведенных ею товаров, а объем российских инвестиций в армянскую экономику составляет половину от общего уровня финансовых вливаний в практически блокадную страну. Присовокупим к этому поставки российского природного газа Армении по льготным ценам, военную поддержку, трансферты от российских трудовых мигрантов, и т.д.  Что же до раскладов по ЕАЭС, эксперты полагают, что за пять лет Армения от евразийской интеграции получит дополнительно более трех миллиардов долларов.

Возвращаясь к теме общей валюты в ареале ЕАЭС.  Говорить о ее создании  слишком рано – Евразийский союз только сформировался, и будет ли он успешным, расширится ли за счет новых участников, в том числе, вне постсоветского пространства – большой вопрос. Хотя ЕАЭС, безусловно, имеет огромный потенциал, и если он будет правильно использован, союз сможет стать одной из реальных составляющих многополярного мира, к созданию которого стремятся все здоровые политические силы. О потенциале ЕАЭС можно судить уже хотя бы по тому, как отреагировал на его создание Запад, и как он сделал все для того, чтобы в него не "угодила" Украина. То есть, создание ЕАЭС в Брюсселе и Вашингтоне считают "вызовом Западу".

Последний, вероятно, опасается и энергетической мощи нового союза, имея в виду углеводородные возможности России и Казахстана, а, в перспективе, вероятно, и Туркмении. Ну, а если к ЕАЭС примкнут Азербайджан, Туркмения, Иран и Турция, он вообще станет кошмаром для Запада.

Туркмении и Таджикистану ЕАЭС должен быть крайне интересен, поскольку реальный уровень безработицы в этих странах чрезвычайно высок, и трудоспособное население получит возможность заняться делом в других государствах союза. Это, во-первых, решит множество социальных проблем, во-вторых, может отвадить безработную молодежь от участия в таких экстремистских организациях как "Исламское государство", которое платит своим "легионерам" неплохие деньги.

Но приходится в то же время констатировать, что ЕАЭС начинает свою работу в крайне сложных политических, экономических и финансовых условиях, и успех его во многом зависит от России – ее внешней политики и экономических, технологических и финансовых возможностей. Ведь на Россию, в конце концов, приходится порядка 80 процентов экономического потенциала ЕАЭС. Поэтому первоочередной задачей США является недопущение успеха и расширения нового союза и ослабление РФ, которое может повлечь за собой развал ЕАЭС.

Вероятно, американцы боятся не столько ЕАЭСовского квартета, сколько среднесрочной перспективы установления более тесных связей между Евразийским и Европейским союзами. Например, введения режима свободной торговли (к нему проявили интерес более тридцати стран), а далее – и общего гуманитарного пространства между сторонами, несмотря на сегодняшние карательные санкции ЕС в отношении России. То есть, в перспективе санкции могут смениться политическим и экономическим прагматизмом. Тем более, что о своем желании "помочь" России в трудные для нее времена заявил Китай. И если Россия сильно "законтачит" с этой страной, это будет уже совсем другая геополитическая "песня", которую Запад вряд ли захочет услышать.

Ирина Джорбенадзе

01.01.2015

Источник: rosbalt.ru 

Евразийский Союз как реальность и задача

С 1 января вступил в силу договор о создании Евразийского экономического союза. Весь 2014 г. шла интенсивная работа по его запуску, к концу года к первоначальному ядру союза (России, Казахстану и Белоруссии) присоединились ещё две республики — Армения и Кыргызстан. Несмотря на все сложности, союз формируется и прирастает новыми участниками. Однако уже есть и тревожные тенденции — как в процессе самого союзного строительства, так и в той международной обстановке, в которой приходится действовать.

Новая индустриализация как необходимость

Украинский кризис стал причиной консолидации западных элит (ЕС и США) в отношении России, отодвинув на очень далёкую перспективу возможность создания единого экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока». Европейские правящие круги устами немецкого канцлера Ангелы Меркель озвучили сделанный выбор в пользу создания зоны свободной торговли между ЕС и США. То есть теперь речь идёт уже не о факте соглашения, а о его условиях. Европейский союз переживает не лучшие времена, и провозглашённая программа новой индустриализации выглядит как попытка Старого света не стать периферией по отношению к Новому, обеспечив технологический и инфраструктурный паритет.

Часть европейских элит не склонна к полному разрыву отношений с Россией и началу «новой холодной войны», поскольку российский фактор может быть использован как дополнительный аргумент в переговорах с США. Да и без российских энергетических ресурсов для новой индустриализации не обойтись.

Для ЕАС это означает, что «худой» мир с Европой необходимо использовать по максимуму: отстаивать свою долю на энергетическом рынке ЕС и, по возможности, её наращивать, стремиться к трансферу технологий через участие в проектах, усиливающих позицию ЕС по отношению к США. Если это невозможно делать самой России (в силу наложенных санкций и ограничений), то нужно привлекать союзников — например, Белоруссию, которая может в такой ситуации стать выгодной для всех сторон площадкой взаимодействия.

Но самое главное — необходимо понять, что без разработки и реализации в кратчайшие сроки согласованного плана индустриализации, общего для всего ЕАС, в технологически и экономически отсталую периферию рискуем превратиться как раз таки мы. И даже единственно возможная ориентация, в случае дальнейшего ухудшения отношений с консолидированным Западом, на сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского региона не решит наших общих задач выживания и развития.

Проблема общесоюзного управления

Положительная динамика формирования ЕАС не отменяет внутренних проблем его становления и развития. Разразившийся белорусско-российский торговый кризис является плохим прецедентом и симптомом, сигнализирующим о возможных системных проблемах в будущем.

Этот кризис показал, что наднациональный орган управления — Евразийская экономическая комиссия — фактически бездействует, решения принимаются волюнтаристским способом с использованием медиа-эффектов, что дискредитирует саму идею евразийской интеграции. Без действенных инструментов согласования интересов и разрешения споров интеграционный проект не сможет стать эффективным объединением.

Россия сосредоточена на украинском направлении и контроле над экономической ситуацией внутри страны. И именно в этот момент необходимо не пытаться «воспитывать» немногочисленных оставшихся союзников, но вовлекать в общесоюзные проекты и выделять свою зону ответственности сообразно потенциалу и спецификации. Например, Республика Беларусь может и должна быть полноценно вовлечена в обеспечение продовольственной безопасности России и программу перевооружения российской армии.

Основная же проблема — отсутствие общего плана, стратегии развития ЕАС. Пока каждый участник преследует свои национальные интересы, но без сверхнационального горизонта целей, индикативного планирования Евразийский союз не реализует своё предназначение.

Дефицит идей и смыслов

Общее ощущение таково, что евразийская интеграция в союзных государствах не является государственным и общественным приоритетом. Власти прежде всего заняты разрешением внутренних проблем, общество пассивно реагирует на инициативы, идущие сверху. СМИ либо не говорят ничего, либо крайне скупо, а то и негативно.

Евразийская интеграция в настоящее время продвигается как сугубо экономическая. К политической кто-то готов в большей степени (Россия, Белоруссия), кто-то не проявляет особого энтузиазма (Казахстан). Гуманитарная и экспертная только-только набирают обороты. К сожалению, пока не заметно того, что разные сферы, этажи интеграции вообще имеют признаки общего управления. Всё происходит скорее спонтанно, в силу самоорганизации, а также сохранения старых связей и смыслов.

Одной экономикой ограничивать интеграцию нельзя, даже если и не ставить целью осуществление в обозримом будущем интеграции политической. Евразийская экономическая комиссия создалась как наднациональный орган управления экономикой. Аналогичный орган, пусть и сформированный не правительствами, а общественными организациями участников ЕАС, должен быть создан и для конструирования идей и новых смыслов.

Зачем они нужны? Без адекватного мировоззренческого и философского инструментария наши общества просто не смогут найти себя в глобально-связанном мире, не смогут сохраниться или погрязнут в изоляционизме и националистическом тумане.

Евразийский союз разворачивается как проект, дающий шанс на восхождение и качественный рост субъектов, его формирующих. И этот шанс должен быть всесторонне использован всеми нами в следующем году, после официального старта функционирования ЕАС.

Алексей Дзермант

03.01.2015

Источник: odnako.org

ЕАЭС: шансы против рисков

С 1 января начала работу новая геополитическая структура – Евразийский экономический союз (ЕАЭС), в который вошли Россия, Белоруссия, Казахстан и Армения. До мая 2015 года к ним должна также присоединиться Киргизия.

Ожидания на ЕАЭС возложены очень большие. В теории, его потенциал действительно велик. На сегодняшний день это одна из крупнейших в мире интеграционных структур с общим рынком в 180 миллионов человек. Тем не менее, возникает немало вопросов, как этот потенциал будет реализован на практике. Все-таки ЕАЭС начинает свою деятельность в довольно непростых политических и экономических условиях. Надо признать, что, пожалуй, ни один крупный интеграционный проект не сталкивался с таким количеством осторожных, а порой и откровенно скептических оценок в отношении его перспектив еще в самом начале пути.

Тем более, что конфронтация России с Украиной и со странами Запада вызывает несомненную озабоченность у других членов ЕАЭС — они явно не согласны быть втянутыми в новую холодную войну. По мнению редактора журнала "Проблемы национальной стратегии" Российского института стратегических исследований Аджара Куртова, если противостояние между Россией и странами Запада не прекратится, то ни Белоруссия, ни Казахстан не станут проявлять активность по дальнейшему развитию ЕАЭС. "Скорее всего, они займут некую выжидательную позицию. Если конфликт продолжится, то претензии и склоки будут только усиливаться. Значит, неизбежно будет торможение ЕАЭС", — уверен эксперт.

Даже при благоприятном раскладе событий быстрого эффекта от евразийской интеграции не стоит ждать. Хотя бы потому, что многие положения Договора о Евразийском экономическом союзе, подписанном 29 мая прошлого года, вступят в силу далеко не сразу (некоторые из них – только к 2025 году). Тем не менее, уже в 2015-м в общих чертах станет понятно, насколько в перспективе жизнеспособным окажется этот Союз. Равно как и то, насколько эффективно его участники способны находить ответы на стоящие перед ними вызовы.

Директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев уверен, что дальнейшая судьба ЕАЭС во многом будет зависеть от того, как эффективно в 2015 году смогут заработать институты евразийской интеграции, в первую очередь — Евразийская экономическая комиссия. "Вопрос заключается в том, смогут ли они (институты — ред.) выводить проблемные вопросы из сферы межгосударственных отношений. Например, насколько таможенный спор с Белоруссией перестанет быть вопросом российско-белорусских отношений, а станет предметом разбирательства евразийской интеграции", — полагает он.

Похожего мнения придерживается директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий (Минск, Беларусь). Он считает абсолютно нормальным, что интересы участников ЕАЭС различны — важно создать такие механизмы в рамках ЕАЭС, которые бы их согласовывали и гармонизировали. В частности, недавняя торговая война между Минском и Астаной — с одной стороны, и Россией — с другой, явилась следствием несогласованных с партнерами действий российской стороны по введению эмбарго на сельскохозяйственную продукцию из западных стран. Поэтому, с точки зрения Сивицкого, наличие дополнительных консультационных и координационных механизмов в рамках ЕАЭС – это необходимый шаг, направленный на недопущение подобных кризисов в будущем.

"Крайне редко бывает так, чтобы интересы у всех участников были идентичны. Малые страны надеются получить от ЕАЭС финансовую подпитку, необходимую для их "дырявых" бюджетов. Большие — стремятся расширить свое влияние и увеличить рынки сбыта продукции. Эта разница является как почвой для проявления противоречий, так и потенциальной возможностью для развития. Главное — действовать аккуратно, четко, оперативно и не забывать учитывать интересы всех участников", — соглашается с Сивицким эксперт по Центральной Азии Института стран СНГ и главный редактор сайта StanRadar.com Григорий Михайлов (Бишкек, Киргизия).

Другое дело, что уже на начальном этапе в этом отношении, к сожалению, возникают проблемы. Аджар Куртов обращает внимание на то, что сегодня очень часто каждый тянет одеяло на себя и не считает, что должен поступаться ради партнеров своими интересами — причем не столько национальными, сколько эгоистическими. Куртов полагает, что "при таком подходе нет желания работать с полной отдачей: все хотят что-то получать (как это было и в СНГ), но мало хотят делиться".

Не менее важная проблема, которую необходимо будет решить в самое ближайшее время, — это отсутствие скоординированной и согласованной промышленной и инфраструктурной политики. "В то время, когда Китай создает Фонд Великого шелкового пути ($40 млрд) и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций ($100 млрд), а ЕС учреждает Европейский фонд стратегических инвестиций для реализации новых промышленных и инфраструктурных проектов с целью стимулирования роста своих экономик, в рамках ЕАЭС ничего подобного в ближайшем будущем не предвидится, – убежден Арсений Сивицкий. — Хотя уже очевидно, что кумулятивный эффект от простого снятия торговых барьеров исчерпал себя, поэтому начиная с 2012 года взаимная торговля между участниками ЕАЭС снижается".

Необходимо также учитывать, что для успеха ЕАЭС его члены должны понимать, зачем вообще такой союз нужен. В конце концов, региональная интеграция – не самоцель, необходимо некое общее представление о будущем народов России, Белоруссии, Казахстана, Армении и других стран, которые в дальнейшем захотят к ним присоединиться.

Арсений Сивицкий считает, что общее видение целей ЕАЭС, безусловно, существует. И прописаны эти цели непосредственно в Договоре о ЕАЭС. В первую очередь, речь идет о создании условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня их населения, стремлении к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках Союза, а также о всесторонней модернизации, кооперации и повышении конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики.

Правда, не все эксперты настроены столь же оптимистично. "Учитывая, что решения принимаются не публично, а "общий курс" для рядовых граждан не обозначен, возникает опасение, что такового либо нет, либо он пока что довольно размыт", — считает Григорий Михайлов. Он уверен, что наряду с экономической слабостью стран-участниц, низкой эффективностью организационных структур и склонностью к имитационной деятельности взамен деятельности, направленной на результат, одно из главных препятствий на пути ЕАЭС кроется именно в отсутствии "образа будущего" – ясного понимания, куда и ради чего движется Союз.

В целом очевидно, что в течение первого года работы ЕАЭС будет сталкиваться с большим количеством препятствий. В ближайшей перспективе эффективность ЕАЭС во многом будет зависеть от того, смогут ли лидеры стран-участниц избежать ситуации, при которой экономические проблемы и разногласия по отдельным пунктам перерастут в кризис доверия. В противном случае противоречия превратятся в мину замедленного действия, которая рано или поздно взорвется и похоронит под собой любые благие начинания. Пример отношений России и Европы показывает, что во многом именно кризис доверия, зародившийся в середине 2000-х годов, привел в итоге к полному непониманию сторон и открытой конфронтации. В случае с ЕАЭС последствия такого развития событий будут еще более тяжелыми, причем для всех его участников — ведь их экономики очень тесно связаны. Последствия от разрывов этих связей будет крайне трудно преодолеть.

На сегодняшний день потенциал для преодоления имеющихся сложностей и разногласий у стран-участниц ЕАЭС есть. Как считает политолог Акоп Габриелян (Армения), хотя каждая из сторон и будет тянуть одеяло единого экономического пространства на себя, однако осознание того, что одеяло все же одно, заставит участников инициативы достигнуть стабильного и крепкого консенсуса. Поэтому, с его точки зрения, главное препятствие, которое сегодня надо преодолеть ЕАЭС — это возможная недальновидность и принесение в жертву средне- и долгосрочных перспектив краткосрочным интересам. "Тактика важна, но ее роль и те выгоды, которые она может принести, нельзя переоценивать, — уверен Габриелян. — Тактика — лишь часть стратегической программы, в которой и кроется то самое единство и эффективность ЕАЭС".

Татьяна Хрулева

05.01.2015

Материал подготовлен в рамках совместного проекта с Фондом поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова
Подробнее:
http://www.rosbalt.ru/business/2015/01/05/1354031.html


get('twitter')) == 1) { ?>