В Казахстане изучают зарубежный опыт и рассматривают примеры успешной реабилитации, чтобы понять, как быть с осуждёнными за насильственный экстремизм, в том числе вернувшимися из Сирии, пишет StanRadar.com.

По данным заместителя министра иностранных дел Казахстана Ержана Ашикбаева, с начала 2011 года около 500 казахстанцев, включая жен и детей боевиков, уехали воевать в Сирию на стороне боевиков «Исламского государства» (ИГ). В последние два года отток практически прекратился. Напротив, после поражения ИГ осенью 2017 года многие из них начали возвращаться на родину.

Офис программ Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Астане 4–5 декабря провел семинар по работе с осуждёнными за насильственный экстремизм, включая возвращающихся иностранных боевиков-террористов и их семьи. Мероприятие было организовано для 20 представителей силовых структур – Комитета национальной безопасности (КНБ), Министерства внутренних дел, Академии правоохранительных органов при Генеральной прокуратуре, Министерства общественного развития и представителей гражданского общества.

Британские эксперты поделились эффективными методами реабилитации возвращающихся боевиков-террористов и их семей.

«Особое внимание было уделено способам работы с гражданским обществом и программам вовлечения в процесс реабилитации жён и детей возвращающихся боевиков-террористов», – говорится в сообщении ОБСЕ от 12 декабря.

Жёсткое отношение к экстремизму

Власти заняли принципиально жесткую позицию по отношению к боевикам и сторонникам экстремистской идеологии.

В июле 2017 года президент Нурсултан Назарбаев подписал закон, лишающий гражданства Казахстана за совершение терактов и участие в деятельности террористических организаций.

Специалист Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Андрей Гришин сказал, что по отношению к гражданам, возвращающимся из Сирии, государство действует привычными методами – максимально жёстко.

Гришин также сказал, что жены и дети участников конфликта находятся под наблюдением властей, а специалисты проводят с ними работу по реабилитации и социальной адаптации обратно к условиям казахстанского общества.

Особое беспокойство вызывает появление строгих или радикальных интерпретаций ислама.

Салафиты, называющие себя последователями «чистого» ислама, представляют самую многочисленную группу сторонников нетрадиционного ислама в Казахстане. Она насчитывает примерно 19 тыс. человек.

Некоторые радикально настроенные салафиты поддерживают идеи «джихада» против тех народов и правительств, которых они считают врагами ислама.

К примеру, некий Аскар из города Жезказган Карагандинской области уехал воевать на стороне ИГ в Сирии. Он называл себя салафитом.Его отец Мухамбеткали два раза ездил к нему и пытался уговорить вернуться на родину, но тщетно. Впоследствии Аскар был убит, а его дети остались в Сирии. Их точное местонахождение, как и то, живы ли они, неизвестно, сообщает РС, добавляя, что Аскар – не единственный последователь салафизма из Жезказгана, уехавший в Сирию воевать за ИГ.

Возвращение к традиционному исламу

Хотя подобные примеры демонстрируют опасность экстремизма, другие казахские салафиты говорят, что пытаются вести мирную, традиционную жизнь.

Мужчина из западного города Актау, который много лет живет и работает в Алматы, на условиях анонимности сказал «Каравансараю», что он – мирный салафит.

«Наш принцип – не вступать в конфликт с правительством. Мы живем своей жизнью и никого не трогаем», – сказал он.

По данным казахстанского общественного объединения «Контртеррористический комитет» (КТК), не все мужчины, демонстрирующие религиозную атрибутику, такую как бородки и короткие штаны, являются экстремистски настроенными последователями салафизма.

«Выяснилось, что 80% из них – просто заблудшие люди с поверхностными знаниями», – сказал глава КТК Аманжол Уразбаев, добавив, что тех, кто называют себя салафитами, можно вернуть в традиционный ислам с помощью лекций и разъяснительных бесед с имамами.

«Они с радостью воспримут новые знания о традиционной религии», – заверил эксперт,- «Оставшиеся – это те, кто осознанно стремился расширить свои знания об идеологии альтернативных течений, слушали лекции известных лидеров»

Уразбаев отметил, что среди женщин, в том числе жён боевиков, также немало тех, кто подвержен убеждениям, навязанным радикальными течениями.

«С ними тоже идёт реабилитационная работа, хотя это сложный процесс – за одну или две встречи невозможно вернуть их в традиционный ислам», – говорит он, — «В то же время, с женщинами легче работать, потому что они увидели весь негатив, который творится в Сирии, куда они поехали за красивой сказкой».

25.12.2018

Источник: http://ctc-rk.kz


get('twitter')) == 1) { ?>