Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) дает нам пример глубокой трансформации партии, вначале нацеленной на захват власти с целью построения исламского го-сударства, в том числе и путем использования вооруженной силы, в парламентскую партию, ориентированную исключительно на мирные политические действия и принимающую – во всяком случае, на среднесрочную перспективу – условия светского государства.

Уникальный для Центральной Азии сценарий инкорпорирования исламской партии вместе с ее партнерами в лице партий либерально-демократической ориентации во власть как младших партнеров светских сил осуществился вследствие острой необходимости преодоления идейно-политического раскола общества после гражданской войны, совпадавшего с расколом по линии региональ-ных элит. Большую роль в реализации этого сценария сыграло влияние внешних сил, интересы и усилия которых в данном случае также совпадали, в отличие от ситуации в других республиках Центральной Азии, ставших – хотя и в более поздний период – ареной столкновения геополитических интересов глобальных и ре-гиональных игроков. Показательно, что Иран, несмотря на свои симпатии к таджикским исламистам, которым он оказывал помощь, руководствовался более важными для него геостратегическими задачами и тесно сотрудничал с Россией в поисках приемлемой фор-мулы урегулирования внутритаджикского конфликта.

ПИВТ продемонстрировала немалую политическую зрелость, фактически пожертвовав своими узкопартийными интересами во имя восстановления мира и стабильности в стране. Однако ее руководство в полной мере осознавало и то, что она проиграла гражданскую войну, у нее не было шансов на победу, а социальная база исламистов постепенно сужалась, так как именно на них значительная часть населения возлагала вину за происшедшее кровопролитие. Блок светских сил, стоявший у власти, также проявил смелость, пойдя на соглашение с исламистами и демократами.

Соглашение положило конец междоусобице, но не привело к установлению стабильного баланса региональных сил в государственно-политической системе страны. Их соперничество было введено в русло скрытого противоборства в рамках существующей системы, которая в целом продемонстрировала свою устойчивость и способность к обновлению. В руководстве ПИВТ возрастающую роль стали играть просвещенные элементы, принадлежащие молодому поколению лидеров. Они в немалой степени способствовали созданию таджикскому режиму позитивной международной репутации. Таджикское руководство во главе с Эмомали Рахмоновым сумело не только наладить конструктивные отношения с основными глобальными и региональными державами, но и добиться реализации значительного числа поставленных перед собой целей. Так, Таджикистан находится на относительно хорошем счету у международных организаций в сфере обеспечения свободы слова или проведения финансово-экономических реформ. По инициативе Таджикистана Россия передала ему охрану государственной границы. Выполнявшая миротворческие функции 201-ая мотострелковая дивизия преобразована в базу и выводится из столицы, российские компании начали осуществлять беспрецедентные инвестиции в промышленно-энергетический сектор страны и др. сферы.

Недоверие между прежними противниками по гражданской войне, а ныне фактическими партнерами по коалиции медленно смягчалось, но не может быть окончательно преодолено. ПИВТ, с одной стороны, активно использовало шанс на превращение в партию парламентского типа, но, с другой, в результате этого она стала терять симпатии исламски ориентированного электората, часть которого стала поворачиваться к местной ХТИ, набиравшей на этом очки, несмотря на сильные преследования со стороны властей и мощную кампанию по ее дискредитации, в которой участвует и ПИВТ. В господствующем в стране блоке светских сил есть группа, стремящаяся к окончательному вытеснению ПИВТ из властных структур, хотя ее присутствие и так значительно меньше первона-чальных квот, а в результате выборов в парламент республики она получила там незначительное количество мест. Именно эта группа предпринимала попытки ввести в конституцию статью, которая бы запрещала регистрацию любых партий, образованных на религиозной основе. Сотрудничество пока продолжается, и новые импульсы ему дает активное участие ПИВТ в действиях по противоборству с религиозно-экстремистскими группировками.

Проблема политического ислама и трансформация

Очевидно, что в процессе трансформации общества централь-ноазиатские режимы встают перед необходимостью определения места религии в обществе и сталкиваются с серьезными вызовами со стороны политического ислама. Различные режимы отвечают на эти вызовы различными путями:

– Подвергая репрессиям всех исламистов, разрушая их органи-зационные структуры и запрещая политическую деятельность под флагами ислама (к примеру, Узбекистан).

– Подавляя радикальные группы (в особенности салафитского, в первую очередь джихадистского, толка) и давая возможность су-ществовать группам умеренного толка, с которыми иногда ведется осторожный диалог (Кыргызстан и Казахстан).

– Подавляя радикальные группы и сотрудничая с умеренными исламскими политическими организациями, вплоть до их включения во властные структуры (Таджикистан).

Центрально-азиатские режимы также осуществляют следующие меры, направленные на то, чтобы снизить мобилизационный потенциал политического ислама:

– Контролируют религиозную жизнь граждан.

– Поощряют традиционный, умеренный ислам и стремятся ис-пользовать его для борьбы с импортированными, радикальными его формами.

– Развивают секуляризм.

– Препятствуют финансированию местных исламских общин международными благотворительными организациями.

– Определяют выезд на учебу в зарубежные исламские учебные заведения местной молодежи.

– Запрещают или ограничивают деятельность зарубежных бла-готворительных исламских организаций в своих странах.

Слабостью властей и лояльного им исламского духовенства яв-ляется их нежелание или неспособность вести диалог с той частью исламистов, которая отвергает насилие и в перспективе способна на позитивную эволюцию. В сложных социально-экономических и политических условиях, порождающих настроения протеста среди населения, политический ислам остается главной, если не единст-венно привлекательной формой выражения этих настроений.

В.В.Наумкин

http://www.islamica.ru/islamism/?uid=101


get('twitter')) == 1) { ?>