В конце минувшего лета в Саудовской Аравии было совершено покушение на чиновника и члена королевской семьи, которое стало предметом активного обсуждения в обществе и высших эшелонах власти страны. 27 августа саудовская королевская канцелярия сообщила о попытке убить принца Мухаммеда бен Наефа бен Абдель Азиза, занимающего должность помощника министра внутренних дел. Принц Мухаммед – сын второго (первым является тяжело больной наследный принц Султан бен Абдель Азиз) заместителя главы Совета министров и министра внутренних дел принца Наефа бен Абдель Азиза.

Схема покушения выглядит весьма изощренной. Исполнитель, террорист «со стажем», нарочно сдался властям и заявил о желании раскаяться в присутствии Мухаммеда. Для этого его специально привели во дворец принца. Конечно, террорист был досмотрен, но оружие при нем не нашли. Позднее выяснилось, что взрывной механизм был имплантирован в его тело.

Это событие беспрецедентно для Саудовской Аравии. Впервые участник террористического подполья (здесь эти группировки называют «заблудшей сектой») покушался на жизнь члена королевской семьи.

Ранее Министерство внутренних дел сообщило о раскрытии в стране террористической группы особого типа. В эту организацию входили 44 участника. «Группа сорока четырех» призывала «отлучить» от религии королевскую семью Саудовской Аравии, а также вела подготовку терактов на объектах нефтяной инфраструктуры и в общественных местах. Группа состояла из технических специалистов (в возрасте от 30 до 60 лет), имеющих бакалаврские и магистерские дипломы. Эти люди занимали ведущие посты на государственной службе, в высших учебных заведениях и в сфере частного бизнеса. Таким образом, обнаружен «мозговой центр» антисистемного подполья.

Деятельность группировки финансировалась за счет пожертвований, собранных имамами в мечетях. Данные, обнародованные Министерством внутренних дел, дают основание полагать, что костяком «группы сорока четырех» были выходцы из недждийских центров традиционной религиозной учености. Там выращивалась и пестовалась государственная идея религиозного фундаментализма, ныне обращенная против самой саудовской власти. Провинция Неджд – родина многих богословов, тесно связанных с политическим истеблишментом. В двух городах этой провинции – Анайзе и Бурейде – в начале 2000-х годов происходили мощные акции неповиновения сторонников «чистого ислама».

Комментируя арест членов «группы сорока четырех», а также покушение на принца Мухаммеда бен Наефа, ведущие арабоязычные СМИ, выходящие в Лондоне и финансируемые из саудовских источников, были на удивление откровенны. Редакционная статья газеты «Аль-Хайят» отмечала: «Саудовская Аравия противостоит политическому бунту». «Аш-Шарк Аль-Аусат» обратилась к читателям с призывом: «Уничтожьте этих людей! Ведите против них войну! Начните с корней!» Один из ведущих обозревателей «Аш-Шарк Аль-Аусат» так прокомментировал арест «группы сорока четырех» в своей статье: «Сегодня в антигосударственном «сопротивлении» участвуют не только мальчишки, но и взрослые образованные люди. Эти опытные люди способны привести в действие мину, заложенную в наросте на теле саудовской государственности. Но врач, способный удалить этот нарост, еще не появился в операционной».

Саудовское антисистемное подполье не только действует, но и приобретает новых сторонников, вербуемых из числа выходцев из разных слоев общества, причем не только низших. В течение сентября приходили сообщения о раскрытии новых радикальных группировок в Эр-Рияде, Мекке и на юге – в провинциях Джаззан и Неджран. Развивая противостояние антисистемному подполью, саудовское руководство настроено более чем решительно. Но, выступая на очередном заседании Совета министров, король Абдалла признал, что даже сотрудники Министерства внутренних дел «не свободны от влияния заблудшей секты».

Вступив в 1990-е годы на путь реформ, саудовское государство добилось немалых успехов. Оно обрело ныне действующие конституционные акты и способный стать реальным парламентом Консультативный совет. В состав Совета министров введена женщина, разработан закон, регулирующий деятельность общественных организаций. В экономике развивается частное предпринимательство. 23 сентября недалеко от Джидды был торжественно открыт международный Университет науки и техники имени короля Абдаллы.

Однако эти реформы вписаны в общественно-религиозную традицию. Их воздействие на саудовское общество пока далеко от того, чтобы привести к возникновению широкой социальной базы поддержки нынешнего монарха-«обновителя», как и к возникновению в стране подлинно единой нации. Да и действия самого монарха-«обновителя» далеки от революционности. В государстве, образованном в результате территориальной экспансии, основанном на идеях исламского ригоризма, существует множество региональных и религиозных противоречий. Они камуфлируются религиозной догмой. Любое отступление от догмы, любое реформационное начинание рассматривается значительной частью общества как открытое покушение на незыблемость самих основ саудовской государственности. К числу противников реформ принадлежат не только подпольщики-исламисты, но и представители официального духовенства.

В конце сентября член Совета высших улемов Саудовской Аравии шейх Саад бен Насер Аш-Шасри осудил предполагаемое (впервые в саудовской истории) совместное обучение юношей и девушек в Университете науки и техники имени короля Абдаллы и потребовал ввести религиозный контроль над учебными программами этого учебного заведения. Власти был брошен вызов – богослов обвинил ее в отступлении от норм религиозной морали, «неверии», высказав фактически те же идеи, что пропагандируют деятели террористического подполья. Реакция последовала быстро. 5 октября король Абдалла своим указом отстранил шейха Аш-Шасри от занимаемой им должности. Но это ни в коей мере не означает, что на этом закончена операция по удалению пресловутого «нароста» экстремизма на теле саудовской государственности.

Григорий Григорьевич Косач - профессор кафедры современного Востока факультета истории, политологии и права РГГУ

13/11/2009

 


get('twitter')) == 1) { ?>