Находясь в Судане, Усама бен Ладен занимался не только организационными вопросами, связанными с переброской боевиков и укреплением боевой структуры организации. Серьезное внимание уделялось укреплению и дальнейшему развитию финансовой инфраструктуры. После отбытия в Афганистан в 1996 году, Усама оставил в Судане ряд успешно действующих компаний и корпораций, составлявших в числе многочисленных компаний, рассредоточенных в мире, финансовый фундамент Аль-Каиды, на которых в числе других, работали ветераны афганской войны. Они на начальном этапе и будут в числе первой волны обновленного оперативного состава Аль-Каиды.

В июне 1996 года на территории Саудовской Аравии в Хобар-Тауэрс, был совершен террористический акт, унесший жизни 19 американских солдат. Ответственность за теракт не взяла на себя ни одна террористическая организация, а попытка привязать к теракту Усаму бен Ладена осталась безответной. Ответственность на себя он не взял и в августе следующего года, озвучив в средствах массовой информации «Декларацию о джихаде» против американцев, она называлась «Изгоните многобожников с Аравийского полуострова» . В декларации отображались вопросы оккупации американскими войсками двух Святых мест ислама, их изгнание путем джихада, который является долгом каждого мусульманина. Усама призывал к преодолению разногласий и объединению правоверных против оккупантов и пособников «сионистско-крестоносного альянса» - семьи Саудитов.

Было бы по меньшей мере наивным полагать, что декларация Усамы будет немедленно взята на исполнение и по всему Аравийскому полуострову прокатится волна акций против оккупантов с одновременными попытками свержения королевской семьи. Провозглашенный бен Ладеном поход против врагов ислама не мог иметь той мощной стратегической поддержки, которая существовала в период джихада в Афганистане, так как в данном случае врагом был не атеистический Советский Союз, а по сути две империи. Одна из них, мировая держава США, другая, нефтяная империя и монархия, символ исламского мира - Саудовская Аравия. По сравнению с СССР, это были другие полюса, против которых одними лозунгами джихада добиться поддержки практически невозможно, даже со стороны наиболее радикальных экстремистских организаций. Одним махом преодолеть синдром выступления против страны и режима, каким бы он ни был, но все же олицетворявшего собой центр исламского мира (даже если он держится на нефтедолларах) еще долго будет многим не под силу.

Талибский Афганистан, предоставивший убежище Усаме бен Ладену и создавший для него режим максимального благоприятствования, в идеологическом аспекте, уже не в достаточной степени отвечал планам лидера Аль-Каиды, стремившегося к прорыву в мировое пространство. Расширение идей джихадизма путем привлечения на свою сторону террористических и экстремистских организаций с последующей их радикализацией отныне становится одной важнейших задач Аль-Каиды, с которыми она будет успешно справляться длительное время.

В феврале 1998 года бен Ладен создает "Международный исламский фронт Джихада против евреев и крестоносцев". Под поднятым Аль-Каидой черным флагом оказались: египетская группировка "Аль-Джихад" (Айман аз-Завахири), египетская "Аль-Гамаа аль-Исламийя" (Абу Яссир Ахмад Таха), пакистанская исламская организация "Джамиат-и улама-и Пакистан" (шейх Мир Хамза), пакистанское движение "Харакат аль-Ансар" (Фазлул Рахман Халил), движение "Джихад" из Бангладеша (Абдель Салям Мохаммед). Они скрепили своими подписями учредительный документ, в котором были уже ранее озвученные обвинения против «евреев и крестоносцев». Соответствующая фетва гласила, что «что на каждом мусульманине, способном воевать, лежит индивидуальная обязанность (фард дайн) убивать американцев и их союзников, гражданских лиц и военных в любой стране, где это только возможно». 

По логике вещей, создание подобной структуры означало появление транснациональной террористической сети, и что в ближайшем будущем следует ожидать серьезных изменений в системе международного терроризма, появлении новых масштабов, планов, форм и методов в их деятельности, а также смещения акцентов в планировании и реализации террористических атак.

Директор ЦРУ Дж.Тенет в одном из личных писем Президенту США датированном 19 декабря 1998 года пишет: «Я глубоко озабочен последними разведывательными сообщениями, указывающими на то, что Усама бен Ладен планирует вскоре совершить еще один удар по американским гражданам или американским объектам…Возможно, через несколько дней. Одним из заместителей бен Ладена в приказах, отданных членам Аль-Каиды в Восточной Африке и призывающих завершить свое дело, использованы кодовые слова, которые мы связываем с террористическими акциями».   К этому времени, Аль-Каида уже развернула свою сеть и контакты с суннитскими экстремистскими организациями более чем в 60 странах мира и перешла в фазу подготовки террористических акций, направленных против США и ее ближайших союзников.

Необъявленная война ЦРУ против Аль-Каиды, продолжала развиваться по нарастающей. Спецслужбы США развернули охоту за Усамой бен Ладеном непосредственно на территории Афганистана, с активным применением новейших технических разработок, в частности беспилотного летального аппарата (БПЛ) Predator, позволявшего получать видеосъемки в режиме реального времени. Это давало возможность недавно созданному Контртеррористическому центру (КТЦ) ЦРУ, находясь в Вашингтоне принимать быстрые решения исходя из полученной информации. В этом смысле довольно примечательными выглядят некоторые действия и позиция ЦРУ по отработке полученной информации: в феврале 1999 года КТЦ получает разведданные, из которых следовало, что бен Ладен, в компании нескольких шейхов из Объединенных Арабских Эмиратов находится в охотничьем лагере на юге Афганистана. И снова были люди, в надежде ликвидировать бен Ладена, желавшие, чтобы США стерли это место с лица земли. Если к тому же будет убито несколько арабских властителей – ну что же, это будет расплатой за то, что они водятся с такой личностью.

7 августа 1999 года два синхронных взрыва разрушили посольства США в Найроби (Кения) и Дар-эс-Саламе (Танзания). В результате первого теракта погибли 213 человек (в том числе 12 американцев) и более 4500 получили ранения, итогом второго стали 11 погибших и 85 раненных (никто из американцев не пострадал). Власти США незамедлительно обвинили в них бен Ладена после ракетной атаки 20 августа, уничтожившей химический завод в Хартуме и тренировочные лагеря в Афганистане. Уничтожение завода «Аш-Шифа» в пригороде суданской столицы должно было выглядеть как акт давления на суданское правительство, поскольку обвинения в том, что на этом заводе изготавливались опасные химические вещества, предназначавшиеся для бен Ладена, так и не получили вещественного подтверждения. Что касается афганских лагерей, подвергшихся бомбежке, то в них находился не бен Ладен, а пакистанские активисты, готовящиеся воевать в индийском Кашмире. Американские меры возмездия встретили осуждение во многих мусульманских странах и вызвали осторожную отрицательную реакцию со стороны ряда традиционных союзников США. В Пакистане они переросли в настоящий культ Усамы бен Ладена, портрет которого красовался во всех манифестациях, устраивавшихся радикальными суннитскими исламистами.  Голова обвиненного в заговоре Усамы была оценена властями США в 5 млн.долларов. Тому, кто предоставит точную информацию, которая позволит задержать разыскиваемого, можно было надеяться на получение этой суммы.

Находясь в одном из своих убежищ в Афганистане, Усама дал интервью газете «Тime», где сказал: «Наша работа состояла в том, чтобы побуждать к действиям, по милости Аллаха мы ее выполнили, и некоторые люди ответили на это побуждение». В очередном интервью АВС News бен Ладен отрицал свою причастность к этим акциям, но выразил поддержку некоторым из подозреваемых. Тем самым, Усамой оставлялась некая возможность, для возникновения сомнений в его прямой причастности к терактам в Африке.

Благодаря средствам массовой информации, террор, как действо, превратился в огромный и грандиозный спектакль, где каждому была отведена своя роль и свое время выхода на сцену. В главных ролях к началу нового тысячелетия оказались - Аль-Каида в лице Усамы бен Ладена и США в лице ЦРУ. Между ними и разворачивалось главные события, где другим участникам в лице многих государств мира, международных организаций, структур и прочих, по сценарию отводилась роль, лейтмотивом которой был лозунг «кто не с нами, тот против нас». Но было бы уместным отметить, что развязанная информационная война против Аль-Каиды, имеет и обратную сторону. Отличить сегодня выплескиваемые информационные потоки, от реальной деятельности Усамы бен Ладена и Аль-Каиды практически невозможно, и, в этой связи, весьма высока вероятность привязки к Аль-Каиде спецслужбами, практически каждой резонансной акции в любой точке мира, или действий конкретного лица.

Краткие итоги состояния, в прошлом доморощенной Аль-Каиды к концу ХХ века, были для спецслужб США неутешительными. Перед ними предстала организация, состав которой цементировали египетские террористические организации с большим боевым опытом и ветераны афганской войны. Имевшая отдельные черты ведомственной структуры, состоявшей из нескольких комитетов (наиболее важные: религиозный, военный, финансовый), Аль-Каида одновременно представляла гибкую децентрализованную систему управления, при необходимости. Существовали постоянные, устойчивые и крупные источники финансирования организации, не только в виде пожертвований частных фондов и лиц, но и активно действующие корпорации, бизнес-структуры и финансовые группы.

К числу альтернативных финансовых источников относились контрабандные операции с драгоценными металлами, наркотиками и оружием. Кадровый состав Аль-Каиды объединял не только оперативников, способных планировать и осуществлять крупные и тщательно подготовленные акции в любых частях света, но и духовенство, военных, медицинских, научно-технических работников, соприкасавшихся с фундаментальными науками в области химии, физики, биологии. Принятый в обществе стереотип безграмотного террориста, был нивелирован присутствием в составе Аль-Каиды студентов и выпускников ведущих европейских и американских университетов, не имевших проблем с властью и правоохранительными органами. Особым почерком Аль-Каиды была идеологическая и вербовочная работа, позволявшая не только устанавливать контакты с экстремистскими организациями и террористическими группами, но и впоследствии, предварительно радикализовав, полностью «ассимилировать» их. Созданная Аль-Каидой сеть военно-тренировочных лагерей успешно функционировала в Афганистане, Пакистане, Судане, на Кавказе, Балканах. По разным данным, Аль-Каида располагала законспирированными ячейками, в нескольких десятках стран мира, где одновременно имела контакты с местными экстремистскими организациями.

Роан Гунаратна известный международный эксперт в области терроризма, бывший старший аналитик Отделения ООН по предотвращению терроризма (UNTerrorismPreventionBranch), утверждает, что многие ранее известные террористические группы избирали борьбу против одной страны или небольшой группы стран. Аль-Каида стала исключением, ввиду идеологической базы, сформированной и заложенной Абдуллахом Аззамом, еще в 1987 году, доказавшей свою способность к адаптации в быстро меняющейся мировой системе общественно-политических и религиозных отношений.

Приближение нового тысячелетия для ЦРУ сопровождалось получением разведывательной информации о подготовке Аль-Каиды к множеству спланированных атак, однако место и время их было не известно. Следовало бы сказать, что в этот период не только США, но и другие государства вели свою работу по противодействию терроризму. 6 декабря 1999 года спецслужбы Иордании задержали группу, планировавшую совершить нападение на туристов, проживавших в отеле SASRadisson в г.Амман. В планы террористов входило применение самодельных взрывных устройств и отравляющих веществ. В процессе расследования была установлена связь террористов с руководством Аль-Каиды. Разведка Иордании устами своего способного руководителя Сами Баттихи сообщила ЦРУ, что люди из этой группы имели прямые связи с Усамой бен Ладеном.

12 декабря 2000 года эсминец ВМС США «Cole», стоявший в порту Адена, был атакован начиненным взрывчаткой катером под управлением террористов-смертников. В результате погибло 17 моряков, а военный корабль получил серьезные повреждения. Этот теракт был приписан Аль-Каиде, но ни разведке США, ни проведенному расследованию не удалось добыть прямых доказательств причастности Усамы бен Ладена и Аль-Каиды к совершенному нападению.п ьб Однако по логике вещей кто-то должен был нести ответственность за совершенные акты против США и «конечным вопросом, который надо было решить политическим руководителям США, был вопрос о том, какие стандарты доказательств будут применять прежде, чем США пойдут на применение силы. Этот стандарт всегда должны задавать политические руководители, поскольку, в конечном счете, именно на них ложится ответственность за предпринятые действия» . Вскоре мировому сообществу предстояло собственными глазами увидеть эти стандарты и меру ответственности новой администрации США.

12 декабря 2000 года Верховный суд США 5 голосами против 4 принял решение о том, что будущим Президентом США станет Джордж Буш.

Для Соединенных Штатов в числе особых аспектов противодействия Аль-Каиде стояли отношения с Пакистаном, так называемая «пакистанская проблема», представлявшая собой характер взаимодействия между администрацией Белого дома и правительством ИРП, ЦРУ и ISI. Было понятно и очевидно, что без влияния и давления на талибов, создавших самые благоприятные условия для Аль-Каиды в Афганистане и Пакистане, нанести эффективный урон созданной Усамой инфраструктуре, никак не удастся. А это было возможно только в случае полного взаимодействия с разведорганами и армией Пакистана. Но в отличие от аналитиков разведсообщества США, планировавших операции против Аль-Каиды, пакистанцы довольно ясно представляли себе последствия полного и открытого вовлечения в борьбу против талибов на стороне США. С одной стороны, проблема Кашмира и, в целом пакистано-индийские отношения, стоящие на грани военных столкновений, с другой, внутренняя ситуация в стране, связанная с ролью и деятельностью и движения Талибан и других экстремистских организаций, занимавших заметное положение в обществе.

Исходя из вероятных перспектив талибанизации страны, правительство Пакистана предпочитало держать талибов в поле зрения и ограничиваться периодическими акциями против них, носивших скорее демонстративный характер и не наносивших серьезного ущерба ни талибам, ни Аль-Каиде. Своему союзнику США, с которыми за последние годы некогда крепкие отношения заметно охладели, Пакистан предпочитал предоставлять отрывистую и фрагментарную информацию по Аль-Каиде, не игравшую существенную роль в противостоянии с терроризмом.

Директор ЦРУ Дж.Тенет отмечал, что генерал Махмуд Ахмед, руководитель пакистанской разведки, был своего рода символом проблемы: «9 сентября 2000 года, я встречался с ним за ланчем и попытался выяснить у него кое-какие подробности о мулле Омаре, самом рьяном защитнике бен Ладена в руководстве режима талибов. Махмуд заверил нас в том, что Омар – это человек, который желает афганскому народу только лучшего…Собственно говоря, защита муллы Омара была типична для Махмуда. Хотя за обеденным столом Махмуд мог быть очень милым господином, когда речь заходила о Талибане и Аль-Каиде, он становился непреклонным… Более того, нам следовало полагать, что устами Махмуда говорит его босс, генерал Первез Мушарраф… Самым большим, что мы могли надеяться получить от Мушаррафа и Махмуда, было то, что они как бы не заметят наших действий против арабского присутствия в Афганистане, каковы бы эти действия ни были... Единственным предложением, которое было сделано Махмудом, было предложение подкупить главных должностных лиц талибов и таким образом вовлечь их в захват бен Ладена.

Последующие события покажут, что попытки ЦРУ выйти на талибов, осуществить акции по внесению внутреннего раскола, будут обречены на провал. Мулло Омар и Талибан останутся верными союзниками Усамы бен Ладена и Аль-Каиды, приняв на себя удар военной мощи США после событий 11 сентября.

Асет Аскаров

16.04.2009

 

Источник: ИСАП КРСУ



get('twitter')) == 1) { ?>