Наследный принц Саудовской Аравии, второй заместитель премьер-министра и министр обороны страны Мухаммед бен Сальман бен Абдельазиз аль-Сауд заявил, выступая на форуме иностранных инвесторов в Эр-Рияде, что Саудовская Аравия «хочет прийти к умеренному исламу».

«Мы хотим идти туда, где мы были, к умеренному исламу, открытому для окружающего мира, открытому ко всем остальным религиям», — подчеркнул саудовский принц, заметив, что «70% населения Саудовской Аравии младше 30 лет, и мы не хотим потерять еще 30 лет из-за экстремистских идей. Мы уничтожим их сегодня».

Насколько всерьез можно воспринимать слова принца Мухаммеда бен Сальмана, учитывая, что государственной идеологией Саудовской Аравии является ваххабизм — фундаменталистское течение в исламе, говорят эксперты.

Профессор Московского государственного лингвистического университета, исламовед Роман Силантьев склонен полагать, что «ставка на ваххабизацию всего мира, которую делала Саудовская Аравия на рубеже ХХ-XXI веков, перестала приносить политическую выгоду, и в Эр-Рияде это осознали, а потому стремятся сейчас изменить ситуацию». «Такое в истории разных стран встречалось. Вспомним, СССР первых десятилетий, когда Москва финансировала распространение коммунизма по всему миру, для чего даже создала специальный орган — Коминтерн, однако к концу 1930-х годов Сталин осознал вред этой организации для имиджа страны, после чего провел „чистку“ его рядов, а в 1943 году официально ликвидировал его. Так что и Саудовская Аравия сейчас стремится избавиться от имиджа страны-экспортера ваххабизма, для чего и начала проводить постепенно репрессии в отношении наиболее радикальных имамов», — полагает исламовед, предлагая понаблюдать за этим достаточно любопытным поворотом в политике Саудовской Аравии.

Востоковед Игорь Панкратенко считает, что заявление принца Мухаммеда бен Салмана имеет под собой целый ряд причин. «Прежде всего, у правящего дома постоянно возникают конфликты с наиболее консервативной частью духовенства, которое совершенно не ограничивает себя в критике намерений властей модернизировать страну и публично объявляет любые реформы „отступлением от традиций“, — полагает эксперт. — Консерваторы из числа духовенства стали препятствием на пути стратегии VISION-2030, они еще и серьезно портят имидж Эр-Рияда в глазах его основного союзника — Вашингтона. Собственно, американцев никогда не смущали те или иные аспекты поведения стратегических партнеров — „сукин сын, но это наш сукин сын“. Однако, времена меняются, и сейчас помимо лояльности требуется соблюдение неких условностей, демонстрация почтения к „демократическим ценностям“, например, предоставление женщинам права самостоятельно водить автомобиль, что до недавнего времени в Саудовской Аравии было запрещено».

По его словам, «заявление Мухаммеда бен Салмана — это „черная метка“ религиозным консерваторам, вполне конкретное сообщение им о том, что в случае дальнейшего противодействия реформам власть просто сдвинет их на обочину политической жизни и приложит все усилия к их маргинализации». «Нужно сказать, что время для столь решительного шага выбрано как нельзя более удачно. Более 70% населения — та самая молодежь, о которой говорил „маленький принц“ — откровенно тяготится архаикой общественных отношений, к сохранению которых призывают консервативные религиозные круги. Да, ислам остается для молодых саудитов и „новых арабов“ ценностью, но они хотели бы его модернизации, больших свобод и внедрения элементов западного общества потребления. У Мухаммеда бен Салмана, действующего с благословения царствующего отца, есть все шансы „оседлать“ эту тягу к переменам и добиться серьезных изменений в государственной идеологии. Тем более, что в последнее время и серьезная часть правящей элиты осознает необходимость модернизации, автоматически — хоть и с некоторыми оговорками — становясь в ряды сторонников принца и его стратеги VISION-2030», — делает вывод Игорь Панкратенко.

25.10.2017

Источник: eadaily.com


get('twitter')) == 1) { ?>