Полиция безопасности Эстонии в отчете за 2014 год, опубликованном на английском языке на официальном сайте ведомства, среди угроз спокойствию в этой прибалтийской республике указала на исламский фактор. Так, один из жителей Таллина, 31-летний Иван Сазанаков, бывший спортсмен-тхэквондист, принявший ислам под именем Абдуррахман, с лета 2013 года воюет в рядах группировки «Исламское государство» в Сирии, выкладывая фотографии в соцсетях. Этот пример не единичен.

Схожая ситуация складывается в соседней Латвии. Выступая 9 марта с.г. в программе «Утренняя панорама» на латвийском телеканале LTV-1, глава полиции безопасности страны Нормундс Межвиетс заявил, что граждане его страны воюют на Ближнем Востоке за «Халифат», и добавил, что «события в Сирии, к сожалению, напрямую влияют и на ситуацию с национальной безопасностью» в Прибалтике.

Обеспокоенность прибалтийских силовиков вызывают также визиты в их страны представителей ближневосточных исламистских движений. «В то время как за все предыдущие годы было совершено менее десятка визитов в страну членов движения «Таблиг-и джамаат», в 2014 году число таких визитов исчисляется уже двузначной цифрой, – говорится в отчете полиции безопасности Эстонии. – Была отмечена и новая проявившая себя в Эстонии исламская организация – «Братья-мусульмане», члены которой налаживают тесные связи с эстонскими мусульманами». По мнению местных силовиков, хотя «террористическую угрозу все еще рассматривают в Эстонии как низкую, но в свете описанных фактов усиление проявлений радикализма и их растущая частота среди некоторых представителей эстонского мусульманского сообщества становятся проблемой», особенно ввиду «молчаливого игнорирования радикальных взглядов и действий со стороны некоторых лидеров этого сообщества». В отчете за 2008 год полиция безопасности отмечала, что «среди членов «Таблиг-и джамаат», посещавших Эстонию, были лица, осужденные в уголовном порядке за наркопреступления и подделку документов, а также лица, которых есть основание связывать с поддержкой исламского экстремизма в западных странах».

Не меньшую обеспокоенность высказывают по поводу «таблигов» и в соседней республике. Как писало 19 мая 2014 года рижское интернет-издание Delfi, ссылаясь на полицию безопасности, в 2013 году «Таблиг-и джамаат» в лице прибывавших в республику эмиссаров «активно приглашал латвийских мусульман посещать страны, где существует высокая угроза присутствия террористов».

Обыватель скорее всего удивится как вообще наличию мусульман в Прибалтике, так и появлению среди них экстремистов. Как отмечалось в отчете полиции безопасности Эстонии за 2008 год, «большинство в мусульманской общине Эстонии составляют выходцы из различных регионов бывшего Советского Союза: татары, азербайджанцы, чеченцы и т.д., хорошо интегрированные в эстонское общество, которых нет оснований связывать с радикальным исламом». Но при этом «постоянно увеличивается численность иммигрантов-мусульман из так называемых стран риска с точки зрения борьбы с терроризмом». Их интерес к Эстонии особенно возрос с ее вхождением 21 декабря 2007 года в шенгенское визовое пространство. Далее в отчете Службы безопасности этой прибалтийской страны констатировалось, что, «как и в некоторых других странах Европы, в Эстонии все больше заметна тенденция, когда ислам принимают не урожденные мусульмане, а лица эстонской или русской национальности». Статьи об этом регулярно появлялись в последние годы как в эстонской, так и в латвийской прессе. «Численность мусульманского сообщества Эстонии и его связи с иностранными исламскими организациями и мечетями росли в последние годы, но события в 2014 году все равно развивались намного более динамично, – считают эстонские силовики. – Заметно выросло число мусульманских иммигрантов, особенно учащихся в эстонских университетах студентов». В отчете за 2014 год также упоминаются задержания нелегальных мигрантов из мусульманских стран, в том числе в таллинском Исламском культурном центре, выполняющем функцию дома молитвы из-за отсутствия мечети в столице Эстонии.

В последние годы в умме Эстонии обозначился конфликт между крупными мусульманскими организациями, возглавляемыми татарами и азербайджанцами, которые до недавних пор представляли в Прибалтике категорию «этнических мусульман», на практике не слишком религиозных, и растущей категорией активных неофитов. Зримым проявлением конфликта стали события на съезде некоммерческой организации (НКО) «Эстонский мусульманский приход», прошедшем 23 января с.г. в таллинском отеле «Юлемисте». По сообщениям газеты Eesti Paevaleht, верующие заполнили не только зал, снятый для съезда, но и примыкающие к нему коридоры. Однако председатель НКО Нияз Гаджиев заявил, что право голоса имеют лишь члены организации, причем вступившие в НКО не напрямую, а через присоединение к ней общин, которые к тому же должны действовать к тому моменту не менее трех лет. Созданная эстонцами-неофитами организация функционирует лишь два года.

Местные силовики характеризуют деятельность эстонских мусульман как «нескоординированную», указывая на «исламскую молитвенную комнату в Тарту, действовавшую в 2013–2014 годах, а ныне закрытую». «Молитвенная комната была в основном инициативой эстонцев-неофитов и иностранных студентов из мусульманских стран, – сказано в отчете Службы безопасности Эстонии за 2014 год. – Там не было официального духовного лидера со специальным образованием для совершения обрядов. Ничего для координации деятельности молитвенной комнаты в Тарту не сделал и лидер эстонского мусульманского сообщества Ильдар Мухамедшин». В своих комментариях официальные духовные лица эстонской уммы подчеркивают, что не могут контролировать взгляды на религию всех посещающих лекции и богослужения в Исламском центре Таллина.

Более откровенно ведут себя официальные лидеры мусульман в Латвии. Так, имам-хатыб (настоятель) рижской мечети сириец Захер Барадие в 2013 году заявил изданию «Телеграф», что не «не видит в «Таблиг-и джамаат» ничего опасного». А председатель Исламского культурного центра Латвии Имран Олег Петров после теракта в редакции журнала Charlie Hebdo в интервью латвийскому телевидению сказал, что поскольку парижские карикатуристы «открыто глумились над священными ценностями», то им вполне «можно было как-то навредить, не знаю, пальцы сломать». По словам Петрова, ислам – вообще-то религия мира, но «если происходит что-то, что наказуемо, то в исламе есть некоторые инструменты, которыми это можно подавить». В этой связи глава Исламского культурного центра привел в пример шариатское законодательство в отношении воров, которым в восточных странах отрубают руки.        

24.05.2015

Источник: НГ- Религии


get('twitter')) == 1) { ?>