Выход в начале 90-х годов зарубежных контактов российских мусульман из-под государственного контроля повлёк за собою взрывообразную активизацию их связей с религиозными неправительственными организациями исламских стран. При этом обе стороны исходили из того, что такого рода связи будут способствовать возрождению мусульманской религии в районах её традиционного распространения на территории России. Содействие, оказываемое зарубежными РНПО российским мусульманам, осуществлялось по нескольким основным направлениям.

         Одним из них было сотрудничество в сфере подготовки священнослужителей. Во второй половине 90-х годов в религиозных университетах и институтах Египта, Саудовской Аравии, Марокко, Туниса, Ливии, Сирии, Иордании, Катара, Турции обучалось ок. 800 российских мусульман.1) В самой России к началу нынешнего десятилетия египетские, сирийские, иорданские преподаватели работали в 110 мусульманских учебных заведениях.2)                                                                                                                             

         Результаты получения российскими гражданами религиозного образования за рубежом оказались неоднозначны. Если студенты, учившиеся в Дамасском исламском институте либо в тунисской «Аз-Зейтуне», воспитывались в духе умеренного, ориентированного на реформаторство ислама, то слушателей египетского «Аль-Азхара» не всегда удавалось оградить от влияния идеологии религиозного возрожденчества. Парадоксальная – на первый взгляд – трансформация происходила с взглядами студентов, обучаввшихся в Саудии, где им преподавали ваххабитскую интерпретацию ислама. Утративший свою агрессивность ещё в конце 20-х годов после разгрома королём Абд аль-Азизом «Ихванов» ваххабизм  играл с тех пор в Саудовской Аравии традиционалистскую, охранительную роль, а в настоящее время это учение начинает приобретать реформаторскую направленность. В то же время часть российских мусульман, приобщившись в КСА к ваххабизму, стала толковать эту доктрину в возрожденческом духе. Такие различия в трактовке наглядно демонстрируют, как одна и та же религиозная доктрина может использоваться для идеологического обоснования разных – если не прямо противоположных - политических позиций.

         Ряд зарубежных РНПО, в том числе Всемирная исламская благотворительная организация, Лига исламского мира и др., выделял средства на сооружение, реставрацию или функционирование мечетей, мусульманских культурных центров, религиозных институтов, медресе и  т.п. Масштабы финансовой помощи были, однако, не столь уж велики. Как констатировал Р.Гайнутдин, эта помощь была «не очень ощутима». Аналогичной оценки придерживался и Т.Таджуддин, отмечавший, что все зарубежные пожертвования «можно пересчитать по пальцам».3) Сдержанность, проявляемая зарубежными религиозными организациями, в немалой степени объяснялась, в том числе, и тем, что часть предоставлявшихся ими средств уходила в коммерческие структуры либо попросту разворовывалась. Точные данные на этот счёт, естественно, отсутствуют, однако, как считает А.В.Малашенко, речь может идти о миллионах «исчезнувших» долларов.4)

              Зарубежными РНПО осуществлялась и благотворительная деятельность (издание религиозной литературы, организация разного рода форумов, оказание помощи беднякам, беженцам, лицам, пострадавшим в результате вооружённых конфликтов или стихийных бедствий, и т.п.). Ею занимались, в частности, Всемирная исламская благотворительная организация, Международный гуманитарный призыв, Международная исламская организация спасения («Аль-Игаса»), Международная организация благотворительной помощи «Тайба», Комиссия по научным знаниям о Коране и сунне, Фонд Ибрагим бен Абд аль-Азиз бен Ибрагим, Благотворительная организация Ахмеда ад-Дагестани, Организация исламской солидарности, Арабский институт и др.5)

         Зарубежными РНПО вели также на территории России проповедническую деятельность. При этом миссионеры некоторых организаций, в частности Ассоциации уведомления о грядущем страшном суде и исламского призыва («Ат-Таблиг ва-д-даава»), занимались пропагандой идей религиозного возрожденчества, в то время как «Тайба», Фонд «Аль-Харамейн» и «Игаса» спонсировали выступавшую с радикальных позиций военизированную дагестанскую группировку Исламский джамаат.

         Значительная финансовая помощь была оказана религиозными НПО созданной в 1990г. Исламской партии возрождения. Так, её дагестанскому филиалу  саудовцами было в 1992г. предоставлено 17 млн. долл.6) Видимо,  ячейки Партии исламского освобождения также  возникли в России в начале нынешнего десятилетия не без содействия извне.

         Ряд зарубежных экстремистских группировок и религиозных организаций оказывал помощь чеченским сепаратистам. Наиболее заметную роль здесь играли «Аль-Каида» и Движение «Талибан». Представителями Р.Масхадова был подписан с У.бен Ладеном и правительством «Исламского эмирата Афганистан» протокол о предоставлении ими «Ичкерии» помощи добровольцами, оружием и боеприпасами. Чеченские боевики проходили военное обучение на базах «Аль-Каиды» и ДТ в Афганистане, а на их подготовку непосредственно в Чечне У.бен Ладеном было выделено 10 млн. долл.7) «Аль- Каида» профинансировала и вторжение банд Х.Абд ар-Рахмана (Хаттаба) и Ш.Басаева в Дагестан в 1999г. Помощь в Чечню поступала также от базировавшихся на Саудовскую Аравию организаций «Аль-Харамейн», Всемирное исламское возрождение и «Аль-Игаса», турецких – Исламский мир, Партия благоденствия, Фонд имама Шамиля, Очаги исламского порядка и «Джамаа ад-дагестанийин аль-атрак», алжирских – Исламский фронт спасения и Вооружённая исламская группа, египетской – Исламский джихад, йеменских – «Ислах» и Группа спасения, базировавшейся на Ливан палестинской – «Асбат аль-Ансар».8) Только в 1995г. сепаратистами было полученоступилои возни из-за границы 12 млн. долл.9) Некоторые РНПО действительно занимались оказанием гуманитарной помощи населению Чечни и перемещённым лицам, другие, в частности «Аль-Харамейн», – использовали гуманитарные поставки как ширму для маскировки помощи незаконным вооружённым формированиям, в то время как зарубежные  фундаменталистские группировки наладили прямое взаимодействие с чеченскими экстремистами. Финансовые вливания в «Ичкерию» осуществлялись, кроме того, через созданный египтянином С.Д.аль-Ляббаном благотворительный Фонд «Зам-Зам», на счета которого поступали деньги от бизнесменов из Саудии, Объединённых Арабских Эмиратов, Египта, Кувейта. Из собранных им в 1998г. 500 тыс. долл., на благотворительные цели было израсходовано лишь 20 тыс., а остальные – частично переданы Хаттабу и Ш.Басаеву, а частично присвоены С.Д.аль-Ляббаном.10)

         Правительства мусульманских стран добиться прекращения помощи чеченским сепаратистам либо были не в состоянии (когда она предоставлялась нелегальными экстремистскими группировками типа ИФС, ВИГ, Исламского джихада или «Асбат аль-Ансар»), либо предпочитали закрывать на неё глаза, чтобы не обострять отношений с местными исламистами, а иногда и надеясь, что оказание помощи «братьям по вере» в Чечне отвлечёт внимание фундаменталистов от вмешательства в происходящее в их собственных странах.  Вместе с тем во время второй чеченской кампании в столицах исламских государств стали более чётко сознавать, что их коренным интересам противоречили бы и раскол России, и превращение Северного Кавказа в рассадник терроризма и агрессивного исламизма. Такая новая расстановка акцентов открыла возможности для пресечения бесконтрольного предоставления помощи Чечне зарубежными РНПО. Особенно важное значение имела договорённость с Эр-Риядом о том, что все гуманитарные поставки из Саудии на Северный Кавказ должны распределяться под контролем Министерства по чрезвычайным ситуациям РФ.

         Что касается воевавших на стороне сепаратистов добровольцев из исламских стран, то их численность была не столь уж значительной. В первую чеченскую войну в составе укомплектованных иностранцами батальона «Фатх» и группировки «Джамат» было по 300 боевиков. Ещё один отряд, в котором наряду с мусульманами воевали наёмники из Прибалтики, Украины и России, насчитывал 60 человек.11) В ходе второй кампании российскими войсками было уничтожено несколько сот боевиков-иностранцев, личность 101 из которых удалось установить. В конце 2001г. на стороне НВФ сражалось ок. 500 выходцев из исламских стран.12) Большинство из них входило в состав Арабского легиона, которым командовал Хаттаб.13)

         Разгром НВФ в Чечне, последовавшая за этим относительная нормализация обстановки на Северном Кавказе, повышение эффективности работы  правоохранительных органов, а также перенос центра тяжести ведущегося «Аль-Каидой» и другими террористическими организациями джихада на Ирак привели к заметному снижению уровня вмешательства зарубежных экстремистских РНПО в дела российских автономий.

         Вместе с тем продолжает существовать опасность сохранения у части мусульман России возрожденческих взглядов. Хотя такая опасность порождается объективными причинами (рассмотрение которых не входит в задачу автора), основным методом борьбы с какой-либо идеологией всегда было и остаётся противопоставление ей другой идеологии. В данном случае роль такой «антифундаменталистской» идеологической концепции мог бы, по-видимому, сыграть ислам реформаторской либо секуляристской направленности. Распространению подобных представлений способствовало бы, в том числе, и расширении практики направления российских студентов-мусульман в такие религиозные учебные заведения за рубежом, где    подготовка будущих священнослужителей ведётся в духе именно такого умеренного ислама.

1)       Независимая газета, 01.06.1996.

2)       К.Поляков. Влияние исламского фактора на радикализацию ислама в России в 90-е годы XXв. (на примере арабских стран). – Московский центр Карнеги. –http://www.carnegie.ru/ru/pubs/books/volume/36601.htm.

3)       А.В.Малашенко. Исламское возрождение в современной России. М., 1998, стр.78.

4)       Там же, стр. 79.

5)        К.Поляков. Влияние исламского фактора на радикализацию ислама в России…

6)       Совершенно секретно, №10, 1999.

7)       А.Б.Борисов. Арабский мир: Прошлое и настоящее. М., 2002, стр.121.

8)       См.: Там же, стр.121-122; Чечня. Белая книга. М., 2000, стр. 153-154; Н.Н.Гродненский. Первая чеченская. История вооружённого конфликта. Минск, 2007, стр.576.

9)       Н.Н.Гродненский. Первая чеченская…, стр.565.

10)    К.Поляков. Влияние исламского фактора на радикализацию ислама в России…

11)    Н.Н.Гродненский. Первая чеченская…, стр. 574-575.

12)    А.Б.Борисов. Арабский мир…, стр. 123.

13)    Северный Кавказ, 31.05.2001; Аль-Ватан, 22.02.2000.  

 А.Б.Подцероб


get('twitter')) == 1) { ?>