Развязывание Вашингтоном конфликта против России из-за Украины существенно подрывает усилия США по нераспространению ядерного оружия на Ближнем и Среднем Востоке, что являлось одним из краеугольных камней американской внешней политики на протяжении всех последних лет. Ведь только совершенно безграмотный политический деятель любого государства не понимает, что главным сдерживающим фактором для военного вмешательства США в украинские дела является наличие ядерного щита у РФ. А вовсе не энергетическая зависимость ЕС от Газпрома или же крупные западные инвестиции в российскую экономику, и уж тем более не значительные объемы товарооборота между Москвой и основными европейскими странами – Германией, Италией, Нидерландами и т.д. Отсюда невольно напрашивается вывод: если крупные государства Ближнего Востока хотят сохранить эффективную защиту от агрессивной политики Вашингтона, единственным способом этого может стать только собственное ядерное оружие и его средства доставки. А значит, Ирану в первую очередь, остается одно – любой ценой сохранить свой ядерный потенциал, и, более того – поднять свои научные и технические разработки до того уровня, который в случае внешней угрозы со стороны США и Израиля позволит быстро выйти на создание ядерного оружия.

Ведь в Тегеране не строят иллюзий относительно американских планов подвергнуть ИРИ своему варианту «демократизации». И вот тут возникает серьезная проблема. Такие страны, как Израиль, а также Саудовская Аравия, которые видят в усилении влиянии Тегерана в регионе основную опасность для себя, тем более если ИРИ вплотную приблизится к обладанию ядерного оружия, вынуждены будут принять ответные меры «сдерживания» путем усиления собственного ядерного щита (в случае с Израилем), либо его создания или приобретения, например у Пакистана (в случае с КСА). Не следует забывать о Египте и Алжире, а также Ираке и Сирии, которые также имеют продвинутые ядерные разработки и при этом сталкиваются с внешними угрозами.

Более того, вовсе нельзя исключать возвращения Тель-Авива, как впрочем и Эр-Рияда, к планам нанесения ударов по ядерным объектам Ирана, если последний окажется в шаге от создания ядерного оружия. А это чревато крупномасштабной войной на всем пространстве Ближнего и Среднего Востока, а также Персидского залива. Так что своими необдуманными действиями против России на Украине США лишь создали условия для распространения ядерного оружия в богатейшем нефтью и газом районе мира, с последующим перерастанием этого процесса в реальную опасность вспыхивания крупнейшего военного конфликта, способного подорвать всю мировую энергетику, а при определенных условиях и перерасти в ядерную конфронтацию. Ведь США и Россия до событий на Украине активно взаимодействовали как по иранскому ядерному вопросу, так и по другой острой проблеме Ближнего Востока – Сирии.

Именно на этом фоне в Вене 16 мая завершился четвертый раунд переговоров Ирана и «шестерки» по урегулированию иранской ядерной проблемы. Ожидалось, что стороны приступят к составлению элементов итогового соглашения, однако встреча закончилась безрезультатно. Иран и «шестерка посредников» так и не смогли достичь прогресса в составлении текста всеобъемлющего соглашения. Об этом заявил замглавы МИД Ирана Аббас Аракчи. По его словам, в настоящий момент «слишком преждевременно говорить о достижении каких-либо результатов, однако переговоры продолжатся».

Следующая встреча политдиректоров должна состояться в июне, но точная дата пока не зафиксирована. Хотя представители делегации США настроены провести в июне как минимум две встречи. Вашингтон торопится, видимо не без активного давления со стороны Израиля, где, в отличие от Белого Дома, быстро поняли все последствия американских авантюр на Украине для ситуации на Ближнем Востоке под углом роли «ядерного сдерживания» от любых внешних угроз.

Характерно, что замглавы МИД Ирана Аббас Аракчи заявил по итогам четвертого раунда переговоров, что «не катастрофично», если соглашения все-таки не удастся достичь до 20 июля. Он подчеркнул, что переговоры не были провальными, несмотря на то что «шестерке» и Ирану не удалось достигнуть «конкретного прогресса». Всеобъемлющее соглашение, которое должно гарантировать отсутствие военного компонента ядерной программы Ирана и снимет все международные санкции со страны. Времени до 20 июля остается все меньше, но стороны, утверждают иранцы, намерены работать на результат, а не на срок.

В Тегеране подчеркивают, что разочарованы «завышенными требованиями» Запада. В частности, к «разочарованиям» относится позиция США по ракетной программе Ирана. Вашингтон особо акцентирует внимание на ракеты, способные нести ядерное оружие. В начале нынешнего раунда переговоров представитель американской делегации отметила, что вопрос о баллистических ракетах является частью резолюции Совета Безопасности ООН и, следовательно, должен обсуждаться на переговорах. Для Ирана эта тема почти неприкосновенная. Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф неоднократно подчеркивал, что развитие ракетной программы страны является «красной линией», а не предметом дискуссий.

При этом представитель госдепартамента США поспешила назвать состоявшиеся дискуссии «полезными», а трудности — ожидаемыми. «Мы знали, что, когда мы перейдем к следующей стадии переговоров, это будет сложно. Но я хочу подчеркнуть, что это было полезно. Будут подъемы и падения,» — добавила она. Отвечая на вопрос о возможных различиях в подходах между США, Ираном и Россией к иранской ракетной программе, она подчеркнула, что «шестерка едина по всем вопросам». Но представитель госдепартамента США не преминула отметить обеспокоенность США тем, что процесс идет медленнее, чем хотелось бы. Хотя, по ее словам, соглашение по-прежнему можно выработать в срок. Впрочем, она отметила, что США предпочтут не торопиться, «но заключить качественную сделку».

Заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков, возглавлявший российскую делегацию на переговорах, сообщил о ряде трудностей, с которыми сталкиваются дипломаты. «Переговорная логика предполагает, что, если стороны, участники переговоров, начинают чувствовать возникновение больших затруднений, автоматически затрудняется работа над текстом. Вот мы отчасти ходим по кругу и сейчас пытаемся найти выходы из этого положения. Все понимают, что время поджимает, и с таким темпом работы, как сейчас, трудности могут нарастать», — отметил Рябков.

Характерно, что глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон, выступающая координатором «шестерки», и министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф отменили традиционное совместное заявление по итогам раунда дискуссий в Вене. А утром 16 мая в Вене прошла двусторонняя встреча делегаций США и ИРИ, которая длилась почти три часа. По ее окончании саудовский телеканал «Аль-Арабия» сообщил в своем Twitter на английском языке, что «переговоры провалились», сославшись при этом на свой источник в делегации США. Правда, представитель госдепартамента США Мари Харф опровергла сообщение СМИ об их провале.

Пятый раунд переговоров Ирана и «шестерки» международных посредников по ядерной программе Тегерана скорее всего пройдет в Вене с 16 по 20 июня. Об этом информирует компетентный источник со ссылкой на заместителя министра иностранных дел ИРИ Аббаса Аракчи. Хотя ранее замглавы МИД Ирана признал, что между сторонами все еще остаются несогласованные вопросы, однако Тегеран полагает, что в ближайшее время участники переговоров смогут подготовить текст итогового соглашения по ядерному вопросу. Но тут главное другое в его словах: он подчеркнул, что «красной линией» на переговорах остается «право Ирана» на развитие ядерной программы.

Кроме того, на днях президент Ирана Хасан Роухани заявил о решимости придерживаться курса на развитие ядерных технологий и нежелании его страны мириться с «ядерным апартеидом». Он отметил: «Мы намереваемся предпринять новые передовые шаги в политической и правовой сферах». На церемонии презентации трех новых ядерных разработок в области здравоохранения глава ИРИ отметил: «Мы добиваемся и будем добиваться развития мирных ядерных технологий и всего того, на что имеет право наша великая нация». По его словам, «все народы равны перед международным правом. Ни у одного из них нет преимущества перед другим. Иранский народ никогда прежде не мирился с дискриминацией и не будет делать этого и впредь». Примечательно и то, что Роухани также отметил: «Запад, включая Соединенные Штаты, Германию, Францию и другие страны, никогда не соблюдал данных нам обещаний. США, нарушив свое обещание, отказались поставлять топливо для реактора в Тегеране. Германия после исламской революции прекратила строительство ядерной электростанции в Бушере. Франция тоже уклонилась от своих обязательств по совместному сотрудничеству и даже не поставила полагавшийся нам фторид урана VI (промежуточный продукт при получении чистого урана)».

Президент ИРИ также подчеркнул, что во всем мире было принято считать Иран неспособным разработать собственные технологии по обогащению урана, и добавил: «если речь идет об обогащении урана на 3,5%, то мы в состоянии это сделать. Мы можем произвести даже двадцатипроцентный уран».

Глава исполнительной власти Исламской республики также счел нужным подчеркнуть: «Мы можем предложить мировому сообществу лишь большую прозрачность нашей деятельности. Конкретные действия юридического, политического и информационного характера с нашей стороны будут осуществляться параллельно с научной деятельностью. Мы хотим сказать миру, что наши враги лгут. Мы хотим сказать миру, что наша нация идет по пути к своему величию. Враги не могут унизить иранский народ, напротив, они вынуждены признать выдающиеся способности наших граждан и, в частности, иранских ученых». Президент Ирана сделал особый акцент на том, что его страна не имеет планов по созданию ОМУ, и пояснил: «Иранский народ никогда не хотел получить собственное оружие массового поражения и вообще считает его незаконным». Но нельзя исключать и того, что события вокруг Украины и американские угрозы санкций заставят Тегеран задуматься над тем, будут ли США и их партнеры по НАТО придерживаться своих обязательств по ядерным соглашениям с ИРИ, если они будут заключены. Ведь это – вопрос выживания нынешнего иранского режима и обеспечения гарантий интересов национальной безопасности Ирана.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»

22.05.2014

Источник: ru.journal-neo.org