В Дагестане за сутки террористическое подполье совершило два нападения на сотрудников полиции. Вечером 29 марта прогремело три взрыва, погиб полицейский из Красноярска, двое были ранены. Днем 30 марта взорвался автомобиль у контроль-пропускного пункта, погиб полицейский. Ответственность за первый теракт взяло на себя «Исламское государство».

Ячейка террористической группировки «Исламское государство», действующая на Северном Кавказе, взяла на себя ответственность за подрыв автоколонны МВД, совершенный вечером во вторник, 29 марта, в Дагестане. Такую информацию распространило лояльное боевикам информационное агентство Amaq, пишет Reuters.

Оппозиционный политик Илья Яшин попытался представить доклад «Угроза национальной безопасности», посвященный Рамзану Кадырову, как некое откровение. Однако глава Чечни раздобыл доклад заранее, и опубликовал его раньше Яшина, заявив, что не увидел в собранных материалах «ничего, кроме болтовни».

Правоохранители и жители Северного Кавказа видят серьёзную проблему в возвращении «воинов ислама» на родину. А также их мусульманских жён и детей.

Приобщение дагестанских боевиков к ИГИЛ началось еще в 2014 году. Таким образом, они подают себя не просто как борцов регионального масштаба, а уже как участников мирового джихада. Кроме того, у них имелся расчет на получение денежной помощи, подобно той, которую получали чеченские сепаратисты в 1990-е годы

В Стамбуле застрелили Абдулвахида Эдильгериева — родственника одного из главных идеологов ваххабизма в Чечне Мовлади Удугова. Об этом сообщает International Press Medya.

Глава Чечни Рамзан Кадыров заявил в интервью «Русской службе новостей» о выявлении и задержании ячейки запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» из трех человек, действовавшей на территории республики.

"Исламское государство" уже не раз объявляло войну России. Несколько дней назад было очередное предупреждение. "Аль-Каида" сообщает, что уже покарала русских. Чем грозит России война с ИГ? Какие есть возможные угрозы и как от этого защититься? На эти вопросы корреспонденту Pravda. Ru ответил бывший разведчик, экс-руководитель Управления правительственной информации РФ Александр Михайлов.

Российским спецслужбам удается достаточно эффективно противостоять исламистам, к примеру, некогда могущественный "Имарат Кавказ" практически уничтожен. Но в последнее время явственно обнажилось "слабое звено" – провинциальные мечети.

Житель города Адыгейска Юрий Нехай обратился в Общественную палату РФ с просьбой помочь в поисках его пропавшего сына. Он считает, что молодой человек вместе с женой и годовалой дочерью сбежал в Турцию, чтобы примкнуть затем к боевикам организации «Исламское государство» (ИГ). В случившемся отец обвиняет имама местной мечети, который проповедовал «неправильный ислам» и призывал прихожан уехать из России. Под влиянием радикальных идей за последние полгода город покинули пять семей. Их близкие уверены, что молодые люди отправились к боевикам ИГ.

Боевики Северного Кавказа, входящие в структурные подразделения так называемого "Имарата Кавказ", присягнули лидеру "Исламского государства" Абу-Бакру аль Багдади. Аудиозапись с сообщением об этом появилась на YouTube 21 июня. В ней подчеркивалось, что боевики в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии едины в этом решении и у них нет разногласий в этом вопросе. "Губернатором Кавказа" назначен Абу Мухаммад Кадарский (Рустам Асильдеров), который прежде считался амиром Дагестана в структуре "Имарата Кавказ".

На сегодняшний день Дагестан – регион России с наивысшей плотностью мусульманских религиозных учреждений. В нашей относительно небольшой по площади по сравнению со многими другими субъектами Федерации действует свыше 1900 мечетей, при том что всего по России их около 7,5 тыс., а также несколько сотен исламских учебных заведений различного профиля. В целом же ситуацию по республике характеризует наш мониторинг, проведенный весной с.г., итоги которого мы впервые публикуем сейчас в «НГ-религиях».

На странице одного из русскоязычных сторонников "Исламского государства" в Facebook 23 мая появилось видео, запечатлевшее присягу на верность "халифу" Надира Абу Халида (Медетова), перед этим прибывшего в Сирию. Медетов – известный салафитский проповедник из Дагестана, до 2014 года также служивший заместителем имам-хатыба мечети в Махачкале. В группе "Лекции Надира Абу Халида" в соцсети "ВКонтакте" на конец мая значилось 40 тыс. подписчиков. 26 мая в этой группе появилось официальное сообщение: "Наш любимый брат находится на землях халифата". Текст сопровождается вышеуказанной видеозаписью присяги Медетова.

Надир Медетов, известный как Надир Абу Халид принес присягу лидеру «Исламского государства» Абу Бакру Аль-Багдади. На видео проповедник в камуфляжной форме и с оружием произносит слова присяги лидеру «Исламского государства». При этом Медетов призывает мусульман последовать его примеру. Видео загрузил на сервис 23 мая пользователь под ником kasimsamu, пишет «Газета.ру».

Дагестанский эксперт считает, что убийство лидера «Имарата Кавказ» Алиасхаба Кебекова не приведет к стабилизации в Дагестане.

В Нальчике оперативники нейтрализовали главаря бандгруппы, который готовил теракты на майские праздники. Об этом, как сообщает ТАСС, заявили в информационном центре Национального антитеррористического комитета (НАК).

Спецслужбы видят реальную угрозу России, исходящую от «Исламского государства» (ИГ), заявил заместитель директора ФСБ Сергей Смирнов. По его словам, главная опасность состоит в том, что исламисты из Ирака и Сирии внедряются в ряды запрещенной экстремистской организации «Имарат Кавказ», боевики которой действуют на территории Северного Кавказа.

Не все молодые мусульмане правильно понимают, что такое джихад. В силу этого они зачастую становятся заложниками собственных романтических представлений о событиях, которые происходят в арабском мире и уезжают воевать в горячие точки, в частности в Сирию. Об этом 21 марта в ходе прямого эфира «Диалог с народом» заявил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, сообщили ИА REGNUM в пресс-службе главы.

В начале марта 2015 года представители УФСБ по Республике Дагестан объявили о ликвидации костяка кизилюртовской бандгруппы численностью семь человек. Многие специалисты расценили это событие как тревожный звонок, который сигнализирует о грядущей активизации террористического подполья не только в Дагестане, но на всем Северном Кавказе. Сегодня, по данным северокавказских спецслужб, поддерживать исламскую радикальную организацию ИГИЛ только из Дагестана отправилось около 1 тыс. боевиков. И что произойдет, когда эти люди, обстрелянные в боях и подготовленные опытными арабскими инструкторами, начнут массово возвращаться на родину, не знает никто. Что происходит в рядах северокавказских боевиков, кто сегодня представляет серьезную угрозу региону и могут ли спецслужбы дать адекватный ответ террористам, выяснил специальный корреспондент «Совершенно секретно».

В Высшей школе экономики кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов представил доклад о религиозной мозаике ислама на юге России, о корнях исламского экстремизма в регионе, а также об успехах черкесских «родноверов» и дагестанских христиан-пятидесятников. «Лента.ру» записала основные тезисы его выступления и пообщалась с ученым.

Незаконные вооруженные формирования (НВФ) на Северном Кавказе пытаются демонстрировать активность. В минувшую субботу 28 февраля на установленном в Урус-Мартановском районе Чечни взрывном устройстве подорвались пять военнослужащих Внутренних войск МВД России. Бойцы получили минно-взрывные травмы различной степени тяжести. А один из них – офицер – вчера от полученных травм скончался в военном госпитале.

Накануне, 28 декабря в Грозном состоялось массовое мероприятие с участием более чем 20 тысяч местных силовиков, посвященное борьбе с терроризмом, на котором глава Чечни Разман Кадыров поклялся в верности Родине и президенту Российской Федерации. При этом все сотрудники правоохранительных органов ранее написали заявления, что всегда готовы выступить на защиту законных интересов России в любой точке земного шара. В этом контексте представляется интересным интервью научного сотрудника Российского института стратегических исследований (РИСИ) Василия Иванова, которое он дал порталу "Российские тенденции" две недели назад, комментируя террористическую атаку 4 декабря на Грозный. Тогда западные СМИ высказались об нападении боевиков в ночь перед Посланием Президента Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации. По мнению американских и европейских комментаторов, атака боевиков на столицу Чечни свидетельствует о провале политики Владимира Путина и его ставленника Рамзана Кадырова по умиротворению республики. 

Предлагаем читателю интервью ИА REGNUM руководителя научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» Института экономической политики им. Е.Гайдара Ирины Стародубровской по текущей ситуации в регионах Северного Кавказа.

Силовики предотвратили серию крупных терактов на территории Дагестана, которые готовили члены кизилюртовской бандгруппы, сообщили в Национальном антитеррористическом комитетете в понедельник.

В Грозном при предотвращении теракта погибли четверо полицейских, сообщает "Интерфакс" со ссылкой на пресс-центр МВД России.

С начала года на Северный Кавказ приехали уже 800 тыс. мигрантов. Как сообщает РИА "Новости", об этом заявил генеральный прокурор РФ Юрий Чайка.

События, связанные с Олимпиадой, а потом и "украинский кризис" заслонили от широкой общественности ситуацию на Северном Кавказе. Неискушенному наблюдателю могло показаться, что в северокавказском регионе наступила некая стабильность, однако это далеко не так. Эксперты предупреждают, что вскоре ситуация может стать еще более серьезной. На этом фоне дагестанские власти "заигрывают" с ваххабитами.

В результате проводившейся в городе Баксан в Кабардино-Балкарии спецоперации силовики уничтожили главаря и трех активных участников бандгруппы, входившей в запрещенную международную террористическую организацию «Имарат Кавказ», а также нашли в подвале дома, где прятались боевики, лабораторию по изготовлению бомб, около 150 килограммов взрывчатки и схрон оружия.

Двое мужчин и две женщины были убиты 24 апреля в ходе спецоперации в дагестанском Хасавюрте. Известно, что одна из них - Рузана Ибрагимова, вдова нескольких боевиков, один из которых возглавлял хасавюртовскую диверсионно-террористическую группу.

Круговорот гражданской войны на Украине вытеснил из российских СМИ тему Дагестана. До "украинской весны" Дагестан был самым популярным регионом по части цитируемости и комментирования. Общий контекст высказываний сводился к незамысловатым фразам: "там идет война", "там все плохо" и "там живут бандиты, которые в Москве насилуют наших девушек". Ура - патриоты призывали к тому, что Дагестан надо отделить от России бетонной стеной с колючей проволокой, а либералы - дать Дагестану "вольную" и отделить от России навсегда. И те, и другие сходились во мнении, что Дагестан - это регион, который лучше держать на цепи и вообще "хватит его кормить". А насколько рядовой россиянин понимает проблемы Дагестана? Почему эта республика вдруг стала для русских людей вражеской территорией? Об этом с "Завтра" беседовал дагестанский политолог Мухаммад  Авари.

Верховный суд Дагестана приговорил к 13 годам лишения свободы Абдулу Абдулкеримова - участника вооруженного мятежа и бандгрупп Шамиля Басаева и Хаттаба. Как сообщили в Следственном комитете России, он был признан виновным по ст. 279 (вооруженный мятеж), ч. 2 ст. 208 (участие в незаконном вооруженном формировании) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия).

Спецслужбы России не располагают на данный момент информацией об уничтожении лидера чеченского бандподполья Доку Умарова, сообщил РИА Новости во вторник 18 марта официальный представитель Национального антитеррористического комитета (НАК).

Германский канцлер Отто фон Бисмарк некогда изрёк: "Революцию подготавливают гении, осуществляют фанатики, а плодами её пользуются проходимцы". Сепаратистское движение в Чечне в 90-х годах прошлого века первоначально позиционировалось именно как революция. Долгое время идеологи Ичкерии пытались убедить весь мир, что чеченский народ якобы пытался посредством оружия отделиться от Российской Федерации и обрести суверенитет. 

На прошедшей неделе глава Дагестана Рамазан Абдулатипов совместно с заместителем секретаря Совета безопасности РФ Владимиром Назаровым провели заседание Антитеррористической комиссии республики. На заседании было отмечено, что благодаря активной деятельности правоохранителей удалось снизить количество преступлений террористической направленности в Дагестане почти в два раза.

Основные черты современного терроризма, являющегося продуктом глобализационных процессов и углубившегося социально-экономического расслоения в современном мире, заключаются в следующем: структурно он не замыкается в рамках одного региона; деятельность отдельных террористических групп организационно предельно децентрализована, однако фиксируется общность идеологических доктрин и целей; террористические структуры, в принципе, в состоянии осуществлять акции с применением оружия массового уничтожения и современных технологий, что может привести к последствиям катастрофического характера не только для отдельных государств, но и всего мирового сообщества. Его отличительной чертой на данном историческом этапе является также беспрецедентное включение исламистского компонента в идеологические конструкты многочисленных террористических организаций.

22 января новое заочное обвинение было предъявлено Доку Умарову– лидеру террористического банд-подполья. Об этом сообщает Интерфакс со ссылкой на некие собственные источники. При этом в материале информационного агентства утверждается, что обвинение Умарову на сей раз предъявили по ст.205.2 ч.1 УК РФ: Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма.

Федеральная политика по развитию Северного Кавказа неэффективна. Несмотря на громадные бюджетные вливания в северокавказские регионы, многие проблемы там лишь усугубляются. Доклад с такими выводами обнародовали специалисты Института экономической политики (ИЭП) имени Е.Т. Гайдара. По мнению ряда других экспертов, многие перечисленные проблемы не решаются не только на Северном Кавказе, но и во всей стране.

По окончанию года многие ведомства и организации публикуют результаты своей работы за истекший период. И, следуя этой тенденции, к процессу подведения итогов подключилось и северокавказское бандподполье. В первой декаде января его пиар-менеджеры обнародовали статистику необъявленной локальной войны в южной части России. Правда, несмотря на то, что исламистская группировка "Имарат Кавказ" имеет претензии на часть территории Российской Федерации от Чёрного до Каспийского морей, копошение доморощенных "моджахедов" происходит лишь в её восточной части. Краснодарский край, Ростовская область, Адыгея, Карачаево-Черкесия пропагандистами-радикалами не упоминаются, как будто от их завоевания воинственные ваххабиты уже отказались. Впрочем, им не до западных административных образований, когда и на востоке земля под ногами горит.

Глава Чечни Рамзан Кадыров сообщил о том, что перехваченные переговоры боевиков свидетельствуют об уничтожении главаря северокавказских террористов Доку Умарова.

Террористическое движение на Северном Кавказе постоянно видоизменяется, приспосабливаясь к специфическим условиям региона, где архаичная социальная система местных сообществ остается значимым ценностным ориентиром для населения. Региональная версия терроризма, опираясь на идеологическую доктрину радикального исламизма, за последние двадцать лет прошла основательную институционализацию, апогеем чего стало провозглашение в 2007 году т.н. «Имарата Кавказ». Эксперты отмечают значимое влияние внешнего фактора на эти процессы. Однако в настоящее время террористическое движение в регионе приобрело весомую степень автономности, превратившись в самостоятельный террористический кластер, входящий в сетевую структуру международного терроризма.

В субботу силовики отменили режим контртеррористической операции (КТО), действовавший больше восьми месяцев на территории Эльбрусского и Баксанского районов Кабардино-Балкарии. Местные жители надеются, что с отменой КТО, состоявшейся как раз накануне начала нового горнолыжного сезона, в Приэльбрусье вновь появятся туристы.

На вопросы корреспондента о развитии ситуации на Северном Кавказе отвечает Артур Атаев, кандидат политических наук, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ).

Размышления о проблеме исламского экстремизма и терроризма руководителя научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» Института экономической политики им. Егора Гайдара к.э.н. Ирины Стродубровской, которая несколько лет вместе со своими коллегами пристально изучает ситуацию на Северном Кавказе.

Большой и многонациональный российский Северный Кавказ… Мирный Северный Кавказ. Когда-то такие сочетания слов представлялись обыденными, чем самим собой разумеющимся. Сегодня – по-другому. Пришло время, когда чаще других употребляются термины «кавказская карта», «выдавливание русской культуры», «радикальная исламизация», «экономические проблемы».

После теракта в Волгограде тема терроризма не перестает волновать россиян, а обнаруженная в Дагестане мастерская по изготовлению поясов смертников, в которой при обыске нашли еще и автомобильные транзитные номера с кодами нескольких российских регионов, заставила переполошиться людей в глубинке. По мнению экспертов, находка наглядно демонстрирует географию интересов террористов, а вполне возможно, что речь идет о предотвращении терактов в этих городах. Все это означает, что удар может быть нанесен в самом неожиданном месте, когда конечные цели заказчиков предугадать будет крайне сложно.

За год до зимних Олимпийских игр в Сочи российское руководство спешно взялось решать проблему стабильности на Северном Кавказе. Путь избран традиционный – смена «неблагонадежных» руководителей республик. Вслед за президентом Дагестана Магомедсаламом Магомедовым, который сложил полномочия досрочно, уйдет президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров – он не будет участвовать в выборах главы региона в сентябре текущего года. Кроме того, готовится замена еще нескольких республиканских глав. Об этом сообщает «РБК-daily».

В южных республиках России не первый год действуют исламские суды. Ингушетия – пока единственный регион России, где официально существует суд шариата, причем именно под этим названием. В мае 1999 года решением муфтия республики был создан шариатский суд, или кадият, во главе с кади – религиозным судьей. Таким кади на собрании мусульман Ингушетии был избран Абдурахман Мартазанов, получивший исламское образование в Египте. Он также занимает должность первого заместителя муфтия республики.

Духовное управление мусульман Дагестана ликвидировало отдел, проводивший экспертизу религиозной литературы и аудио-видео продукции. Именно эта структура пополняла список сочинений, вредных для мусульман из-за наличия ваххабитских идей и канонических ошибок, а по сути, вносила немалую лепту в вооруженное противостояние в республике.

Последнее заявление главы «кавказского эмирата» Д.Умарова с резкой критикой арабского «идейного борца» Моганнеда (кстати, он стопроцентный саудовец с йеменскими корнями, а не эмиратовец, как утверждает Википедия) фактически поставила «крест» на попытках мирового «зеленого интернационала» подмять под себя национал-сепаратистское движение в Чечне. Напомним, что Моганнед был обвинен во внесении смуты в ряды движения и тем самым фактически был признан раскол в рядах боевиков. Всем этим откровениям, коих было два, предшествовало то отставка Д.Умарова с поста «эмира», то дезавуирование этого заявления. Все это говорит только о том, что в рядах боевиков очень серьезный раскол, Моганнед совсем не одинок в своем «оппортунизме», и за ним стоят силы, как минимум, равноценные с лояльными Д.Умарову отрядами.

После покушения на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова в СМИ высказывались различные версии о том, кто может быть причастен к совершению этого преступления. Одной из заинтересованных сторон в дестабилизации обстановки в республике чаще всего называли представителей исламистского подполья, связанного с зарубежными джихадистскими группировками. Безусловно, нельзя связывать происходящие события в Ингушетии только лишь с данными экстремистскими формированиями. Тем не менее использование смертника, направившего заминированный автомобиль на кортеж президента, является одним из наиболее популярных методов проведения терактов исламистами, и тем самым указывает на их след.

Этнические республики Северного Кавказа все еще остаются головной болью и источником тревог. Решительные действия по улучшению политического климата, экономической ситуации, предпринятые по инициативе федерального центра, пока не приводят к желаемым результатам. Сегодня Москва вынуждена держать в этом стратегически важном регионе значительные группы различных силовых структур. Успешное выдавливание сепаратистского подполья из Чечни, предпринятое в ходе «чеченизации» конфликта, привело к выплескиванию его за пределы Чеченской республики. Уменьшение числа военных операций сепаратистов на территории Чечни сопровождается ростом их числа в других республиках Северного Кавказа, особенно приграничных – Дагестане и Ингушетии.

Исторически ислам был привнесен на Юг России, прежде всего в северокавказский регион, извне. Насаждался он здесь в течение многих веков, опираясь главным образом на мощь внешних сил. Процесс исламизации северокавказских этносов носил асинхронный характер, в результате чего степень укоренения ислама, его формы в различных субрегионах оказались различными: уровень исламизации северокавказских этносов неуклонно понижается с востока на запад. На северо-востоке (Дагестан, Чечня, Ингушетия) получил развитие суннитский ислам шафиитского толка в форме суфизма (накшбандийский и кадирийский тарикаты, а с ХХ в. – и шазилийский тарикат, последний только в Дагестане), на северо-западе, а также у части кумыков и ногайцев – суннитский ислам ханифитского толка. Однако в связи с действием целого ряда факторов процесс исламизации региона продолжается и в настоящее время.

Пришедшие на постперестроечной волне в начале 90-х годов к власти в Чечне сепаратистски ориентированные элиты в целях идеологической консолидации чеченского общества первоначально пытались реанимировать элементы древней традиционной социальной системы вайнахов - коренного этноса. В ее основе лежат кровно-родственные кланы (снизу - вверх: дъозал, вар, варис), более крупные социальные образования - тайны и тукхумы, в своей совокупности образующие чеченскую нацию - нохчи къам. Однако наличие огромного числа тайпов и тукхумов, отсутствие у вайнахов на протяжении их истории собственной государственности не дали возможности реализовать эту идею. И ставка была сделана на идеологию традиционного «местного ислама», прежде всего суфийских вирдов Кунта-хаджи и Вис-хаджи, относящихся к кадирийскому тарикату (ордену), известному в Чечне под брендом «зикризм».

В конце 1980 – начале 1990-х годов в республиках Северного Кавказа стало отмечаться усиление активности исламских радикалов, проповедовавших идеи всеобщей исламизации населения. В Дагестане и Чечне в этот период наблюдался рост числа приверженцев ваххабизма. Они стремились подчинить своему влиянию официальные культовые учреждения, а также противопоставить верующих органам власти. Ими создавались религиозно-политические структуры и вооруженные формирования, налаживались контакты с руководителями экстремистских движений как внутри России, так и за ее пределами.

Вторгаясь в традиционную культуру, ваххабизм подрывал традиционные духовно-культурные основы народов Северного Кавказа.

Абсолютное большинство чеченцев не воспринимало ваххабитские элементы, и не без основания видело в ваххабизме чуждую духовную систему, подрывающую их этнокультурную идентичность.

Одной из основных особенностей исламского фундаментализма на Северном Кавказе стало усиление общественно-политической деятельности его последователей.

Одной из основных особенностей исламского фундаментализма на Северном Кавказе стало усиление общественно-политической деятельности его последователей.

Царившая на Северном Кавказе социальная несправедливость, порожденная масштабной коррупцией, в немалой степени способствовала укреплению в регионе ваххабизма.

На сегодняшний день большинство исследователей северокавказской религиозно-политической реальности рассматривают роль международного фактора в активизации ислама в регионе исключительно в узком аспекте финансирования «международным террористическим интернационалом» дестабилизации ситуации на Кавказе. В то время как ситуация с выходом проблем северокавказского исламского возрождения на международный уровень намного сложнее и многограннее.


get('twitter')) == 1) { ?>